Париж, что было, когда ничего не было и откуда всё стало? Лютеция. Галло-романский город. И такое странное явление как «euergetéô»…

Арены Лютеции. Париж. Arènes de Lutèce. Paris

Продолжаем разговор… Отсюда.

 

Усмирив задиристых галлов и подчинив себе их территории, Римляне «учредили» Pax Romana — Римский Мир — условное название достаточно условного «мира», при котором подконтрольным туземным Абраракурсиксам друг друга побивать было строжайше запрещено, хотя сами римляне вполне себе воевали (то промеж собой, то по перифериям). I — II вв AD («нашей эры»)… Кстати, имя Абраракурсикс (Abraracourcix) — шеф племени, из достовернейших историй про Астерикса и Обеликса (Astérix и Obélix), можно перевести: «Ща как врежу!». Происходит от выражения «frapper à bras raccourcis» — «бить со всей мощи» — «à bras raccourcis» — «а-бра-ракурси». Автор знал, как называть своих героев…

Что происходило с нашей Лютецией между моментом, когда её сожгли, и расцветом галло-романского города, никто, похоже, не знает совсем ничего. Пишут, что при Юлии Цезаре, скорее всего, ничего и не происходило. А вот бурное строительство и полюбовное культурное слияние туземных галлов с захватчиками-римлянами состоялись в эпоху Августа и, в особенности, Тиберия (Octavianus Augustus, 63BC — 14AD / Tiberius Julius Caesar Augustus, 42BC — 37AD).

 

Первые «следы» галло-романского поселения на территории Парижа датируют («некоторые источники») приблизительно 30BC — 10AD. Возьмём среднее, округлим и получим: Париж — сущий ровесник Христа!

 

А родился Париж вот здесь — см. фото. Вот на этом самом месте (можно пофантазировать). Улица Сан-Жак, дом 172-174. Самая высокая точка левого берега Сены. «Le point zéro» (нулевая точка), выбранная римскими геодезистами и топографами для основания нового города Империи».

 

 

Примерно здесь находился Форум. «Сердце города». Основа основ. «Место сборов и церемоний, форум осуществлял политические, административные, юридические, религиозные, финансовые и коммерческие функции города». Символ «принадлежности к римскому миру».

 

Про улицу Сан-Жак и о её значении в «парижской истории» я уже писала. Если не читали — прочитайте. Что бы нам здесь не повторяться. И что бы всем проще было.

 

На фото: улица Сан-Жак сегодня. С вершины холма Святой Женевьевы вниз — к Острову Сите.

 

 

Если стоять там, где я теперь стою — Cardomaximus — смотреть вниз, на Сите, то получится примерно так: немедленно слева, перед взглядом — стены форума; далее повсюду вверх и вниз — жилые кварталы; слева чуть выше — термы (социально-санитарное учреждение, прародитель «Сандуновских бань»); направо далеко — арены театра (ныне: «Арены Лютеции» / Arènes de Lutèce); вперёд, вниз, направо и налево — ещё бани (термы). На острове Сите — Дворец, храм, административные здания… Далее Cardomaximus спускается за Сите, на правый берег (ныне улица Saint-Martin). Здесь места не столь приветливые, как на холме Святой Женевьевы, болотистые (вспомнить нынешний район Марэ, от «марэ» — болото). Но и здесь археологи находят следы галло-романского присутствия. В частности — ателье по производству амфор и прочей керамики… К слову об амфорах и кувшинах: а знаете ли вы, что? — что в Париже до сих пор делают вино? На Монмартре. Немного, но таки… Вот с тех самых пор и делают, как амфоры стали изготовлять… А в IV веке, любивший зимовать в Лютеции император Юлиан (который «Отступник», Flavius Claudius Iulianusь, 331-363) уже писал в своих записках об «известных» и «хорошего качества» виноградниках Лютеции… (надо будет осенью на Монмартр сходить, виноград пособирать)…

 

На картинке: главные галло-римские учреждения поверх современной карты.
Цифры в кружочках — мастерские по производству керамики. Под буквами: А: Арены Лютеции, B: Термы, C: Театр, D: ещё Термы «Клюни», E: Форум, F: опять Термы.

 

Plan de Lutèce sur fond de cadastre avec localisation des ateliers de potiers. A — Amphithéâtre, B — Thermes de Cluny, C — Théâtre, D — Thermes du Collège de France, E — Forum, F — Thermes de la rue Gay-Lussac

 

Почему римляне решили построить Лютецию именно здесь, почему не возродили на старом месте? Дабы обрубить вздорным Паризиям корни? Лишить родного пепелища? Показать, кто в доме отныне главный? — «Нет, Рим тут ни при чём»! (это не я придумала). Ничего такого специально каверзного римляне не замышляли, просто с наступлением Pax Romana отстраивать oppidum в обязательно возвышенном или непреступном, не всегда удобном месте, смысла больше не было. Бояться некого. Можно переселиться куда поуютней. Например — вот сюда, на левый берег Сены, на пологий склон холма Святой Женевьевы. И остров Сите — бонусом (так пишут в книжках, а я сама смею предположить, что новый город римляне стали строить себе на новой, прологаемой ими же дороге, а Паризии подтянулись к многообещающему пути в светлое будущее; галльские племена зачастую так делали: препочитали оставить стены своих отживших oppidum и переселиться поближе к оживлённым магистралям новых хозяев жизни, см здесь).

 

Отстраивалась новая Лютеция по всем меркам и правилам римских городов. Cardo, Cardomaximus, Decumanus, Hippodamien. Вертикаль, горизонталь, прямой угол. И обязательные для римлян учреждения (перечисленные выше на картинке + прочая). Паризии не протестуют. Напротив. Мудрая политика партии и правительства римских завоевателей на занятых территориях привела к тому, что сами туземцы весьма скоро возгорались желанием стать «более цезарем чем цезарь». И родную Лютецию местные элиты возжелали собственным «Маленьким Римом».

 

Римляне умели во власти не «жадничать» (да и пожадничай на таких просторах). «Вертикаль власти» в затылок не вбивали. Поделили подчинённые земли на civitas (автономные административные единицы очень разные по размерам), делегировали местной аристократии достаточно широкие права (и обязанности), в самоустройство и самоуправление особо не вмешивались. Был бы мир и налоги вовремя (ха-ха! только что с ошибкой напечатала слово «налоги» и мудрейший word посоветовал мне исправить его на «надои» !!!)… Туземцы обладали собственным сенатом, магистратурой, администрацией… Галльские воины нанимались к римлянам на военную службу, римляне охотно их брали, местная элита получила возможность «сделать карьеру» в Риме, дети элиты возвращались из Рима с соответствующими взглядами, вкусами и привычками (о римском школьном образовании «завоёванных» подрастающих поколений поговорить бы отдельно, но не досуг совсем)… Скорее всего, собственно «оккупационных войск» в Лютеции практически не было… «Оримлянение» произошло добровольно и несказанно быстро. «Властвуй руками подвластных!» © … Нескольких (немногих) поколений хватило, чтобы туземцы полностью поменяли свой образ жизни и заговорили на языке завоевателей. «На котором мы до сих пор и говорим»! (почти что).

 

«Римская Лютеция есть творение царствования Августа, входящее в общую имперскую схему реорганизации галльских провинций. Для римских властей речь шла о контроле и администрировании кельтского племени Паризиев, и его территорий, civitas»…

 

Перепись населения, сбор налогов и организация всевозможных праздневств, «демонстрирующих преданность римскому могуществу», возложены на локальную элиту. Любая деятельность требует соответствующих помещений. «Так в Лютеции возникла система величественных сооружений». И возникла эта «система», говорят, не за счёт местной казны, и не за счёт далёкого Рима, но благодаря практике, которая по-французски называется «l’évergétisme»… Даже не знаю, как по-русски перевести? — «Общественные благодеяния»? Словарь перевода не даёт…

 

Словечко «évergétisme», как видно невооружённым взглядом, — французское (помните анекдот про происхождение языков?). Термин введён в оборот историком André Boulanger в XX веке. От греческого глагола «εὐεργετέω». Или «euergetéô». Буквально — «творить добро», «делать хорошее»… Практика Древней Греции и Древнего Рима, когда богатые люди отдавали часть своих богатств на благо обществу. Добровольно!!! Для знатного эллина почиталось за честь облагодетельствовать родной город. Моральная обязанность… И обязанность как таковая при вступлении на высокопоставленную государственную должность в Риме. «Добровольно-обязательно»… Знать финансировала праздники и пиршества, игры и театральные представления, возведение театров, амфитеатров и публичных бань, стадионов, рынков, городских часов и весов, школ и храмов, etc, etc… За это благодарный город высекал на постаменте табличку с именем и титулом щедрого дарителя. Плюс — главное!!! — четыре скромные буквы: D.S.P.F. («De Sua Pecunia Fecit» — «Сделано на его средства»)…Богатые разорялись собственного пиара на веки-вечны ради, бедные с удовольствием пользовались результатом… «Хлеба и зрелищ!» («Panem et circenses») составляли évergétisme каждого дня, великолепные здания и величественные сооружения, возводимые императорами, вошли в анналы истории»… Только не надо думать, будто богатые расставались со своими деньгами абсолютно бескорыстно, одного общественного блага ради. Тот, кто построил или устроил что-то наиболее выдающееся, вполне мог рассчитывать на внимание самого Императора, получить от него знаки отличия и хороший пост. С исчезновением Империи исчез и évergétisme. Но Лютеция успела воспользоваться по полной…

 

С «жилищным строительством» было попроще. Дома сооружали из дерева и самана (глиносолома) (останки, обнаруженные на холме Святой Женевьевы, самый конец I века BC — начало II века AD). Камень использовали лишь для укрепления фундамента и подвалов. Из дерева же сооружали и колодцы с «канализацией» … Дома с каменными стенами да в два этажа становятся популярны начиная с II века AD. Стены украшены росписями в стиле «provincial gallo-romain» — «провинциальный галло-романский стиль»…

 

С религией также проблем особых не возникло. Автохтонные божества (кельтский пантеон, чаще всего в связи и природой или животными) легко и просто уживались с божествами Рима, не теряя собственной самобытности. Римляне, опять же, не давили. Паризии добровольно следовали не торопясь… До Христианизации и тех, и других, оставалось совсем не долго, впрочем…

 

Что ещё забавного можно узнать из отчётов археологов — «весьма малая дистанция между производством и потреблением». То есть своих съедобных животных Лютечане выращивали прямо в городе (или почти), здесь же на месте их и съедали (хотя «связь с провинцией сильна»). Особенно много кур и гусей. А также «большое разнообразие пород собак», которых тоже, зачастую, ели… Как говаривала одна моя замечательная знакомая дама из русской эмиграции (по поводу сравнительного анализа солёных огурцов Франции и России): «Последнее, что меняется в привычках человека — это вкусы в еде». Отчёты парижских археологов подтверждают: «Романизация происходила крайне неравномерно между образом жизни и строительством и — способом потребления». Паризии стали строить и жить по образу и подобию Римлян, но вот что касается свиного хрящика… Кроме хрящика «потребляли», разумеется, всевозможные злаки, овощи, фрукты, рыбу, устрицы (куда ж без них?!)… Ну и не надо забывать, что стремительное «оримленение» касалось главным образом знати. Простолюдины ещё долго ходили в своих традиционных штанах да плащах, и в быту меняться не спешили…

 

На картинке: традиционный банкет у галльских племён.

 

le banquet de Saint Bonnet

 

Лютеция при римлянах — совсем незначительный городок, столица одного из самых малых уделов, civitas des Parisii. «Civitas des Parisii» входит в состав провинции «Лугдунская Галлия» («Лионская Галлия» — Gaule lyonnaise — Gallia Lugdunensis или Lugdunensis — одна из трёх провинций завоёванной Цезарем Галлии, образованных Августом в 27BC. Столица «Лугдуненсиса» — город Лугдун (Lugdunum — современный Лион).

 

На картинке — Лионская Галлия в составе Римской Империи к 120 г.

 

La Gaule lyonnaise dans l’Empire romain, vers 120

 

Вот как-то так. Если «кратко» и поверхностно. Галло-римскую фото-экскурсию с привязкой к местности проведём как-нибудь потом, а теперь пора (всё-таки!) вернуться на остров Сите к нашему Дворцу Правосудия…

 

На видео: замечательная (не моя, разумеется) реконструкция Лютеции галло-романских времён… Очень наглядно и красиво.

 

 

продолжение следует

0 ответы

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.