«Бал объятых пламенем дикарей». Городские стены. Квартал Маре.

 

Квартал Маре. Le Marais. Слово переводится как «болото».

 

Так оно когда-то и было. Между Сеной и старицей реки, правый берег то заливало, то не просыхало, места болотистые, плодородные. В IX веке стада паслись. К XII веку всякое полезное съедобное сеять принялись. В 1240 Тамплиеры отстраивают монастырь. Мелкие торговцы и мастеровые подтягиваются: Маре в те времена – это не Париж, это пригород, а значит ни податей столичных, ни строгих правил цеховых организаций…

На сём интересном месте мне очень захотелось показать, каким Париж был когда. Как ни странно, ни одной подходящей карты в бездонном интернете не нашла – только времени потратила. Пришлось самой компилировать. Долго и нудно. Вот результат. Поверх современной карты.

 

 

 

Ну вот, с картой теперь проще.

Остановились на том, что Маре в XIII веке – это ещё не Париж, но весьма привлекательный пригород. Начинается сразу после крепостных стен Филиппа Августа (на карте – фиолетовые) . Вслед за Тамплиерами сюда приходят другие монахи, отстраиваются монастыри, к монастырям подтягиваются трудовые люди… И не только. Король Неаполя и Сицилии, Карл Анжуйский (Charles d’Anjou) тоже резиденцию здесь себе строит!

В 1361 году король Карл V (Charles V de France), тот, которого так напугал взбунтовавшийся Городской Глава Этьен Марсель, помните? — как раз от испуга и не доверяя к парижанам (а по иным дошедшим свидетельствами – из-за невыносимой вони Парижа) отстраивает себе здесь роскошный мини- дворец. Вернее — дворцовый комплекс, с гигантским парком, часовнями, садами, «шикарными интерьерами», роскошными бальными залами… У Карла V был хороший вкус и тяга к роскоши. К слову, именно им впервые был введён о обиход «дворцовый этикет», в нынешнем понимании слова…. Называлась резиденция Отель Сен-Поль (L’hôtel Saint-Pol)… В отличии от Парижа, здесь вкусно пахло, было привольно, спокойно … Вплоть до 28 января 1393 года.

 

«Бал объятых пламенем». или «Бал объятых дикарей». (Le Bal des ardents ou Bal des sauvages).

 

 

В тот день король Карл VI (Charles VI, прозванный при жизни «Возлюбленным», а после – «Безумным», 1368-1422) устроил бал-маскарад по случаю бракосочетания одной из фрейлин. Приглашен весь двор. Все выпивают и закусывают, музыканты играют на музыкальных инструментах, всем весело и хорошо. Дабы ещё более развлечь публику, сам Карл VI и четверо его друзей-приближённых (всё приличные люди) затеяли костюмированное представление «дикарей» (они это не сами придумали, но не важно). Вымазались смолой (пеком), обвалялись в перьях и пакле, лица прикрыли аналогичными масками, сковали себя цепью (все, кроме Короля)… Бал в разгаре, полночь, факелы зажигать предусмотрительно запрещено, «дикари» с криками и плясками внедряются в толпу. Все в восторге! Но тут появляются герцог Орлеанский, брат Карла VI, и его дядя, герцог де Берри (Louis Ier d’Orléans, 1372-1407 / Jean de Berry, 1340-1416). Весь вечер до того просидевшие в таверне. И не знавшие про запрет открытого огня. Дабы получше рассмотреть «дикарей», герцог Орлеанский берёт у сопровождающего его слуги горящий факел, подносит его к лицам танцующих… Толи таверна виновата, толи чрезмерное любопытство, но факел оказался слишком близко к «костюмам», перья с паклей вспыхнули. Скованные одной цепью весельчаки не в состоянии бороться с огнем. Один только Карл VI спасся благодаря расторопности своей тётки, Герцогине де Барри, которая немедленно завернула сгорающего монарха в свои юбки и платья. Одному из вельможных «дикарей» удастся в какой-то момент освободиться от цепи, даже окунуться в чан с водой сумел. Другой тоже было вырвался и бросился к слугам, что поджидали с мокрыми покрывалами. Двое других горят ещё с пол часа на глазах ошеломленной публики… Все они, один за другим, умрут в течении трёх дней в страшной агонии…

 

 

И без того «слабый на голову» (подверженный приступам безумия), Карл VI заболел совсем, передал правление своему брату, которого посчитали слишком юным и в итоге регентство перешло дядькам. Во Франции появилось «три короля». То были не самые славные времена для страны.

Правда, некоторые утверждают, что подобный бал и подобная трагедия случилась вовсе не здесь, в Маре, но в отеле «Белой Королевы» (l’hôtel de la Reine-Blanche), что находился совсем в другом месте. Но нам тут правда особо не нужна. Нужно лишь красное словцо про Маре.

Впоследствии знать забросит Сен-Поль. И он падёт в руинах… Сегодня ничего практически не осталось…

Тремя веками позже Маре – это уже Париж (см. крепостные стены Карла V, красного цвета на плане) и вновь популярен. Особенно после того, как Генри IV (Henri IV, 1553-1610) в 1605 обустраивает здесь Королевскую Площадь – ныне известную как Площадь Вогезов (place des Vosges). Аристократия спешит выстроить вокруг богатые респектабельные особняки. В большой мере сохранившиеся по сей день – даже Осман (Georges Eugène Haussmann, 1809-1891) не осмелился сносить столь солидные крепкие здания. Во многих сегодня находятся музеи (очень советую музей города Парижа «Карнавале», Le Musée Carnavalet) и государственные «учреждения» (Национальный Архив, Историческая Библиотека) (Les Archives nationales, La Bibliothèque historique de la ville de Paris). И прочая. Имеется даже музей Магии (Le Musée de la Magie). Не сумел Осман реализовать тут до конца и планы по «выпрямлению» улиц. Так что теперь это редкое место в Париже где ещё можно встретить кривые улочки с неравной шириной… Хотя рука Османа и здесь видна…

Увы аристократическому Маре, в 1682 году королевский двор во главе с Королём-Солнцем Людовиком XIV (Louis XIV, 1643-1715) переселяется в Версаль (Versailles). Аристократы ушли вслед за королем. Жить в Версале было приравнено к «королевской службе». Многие придворные ютились в Версале буквально по коморкам (особенно первое время), а роскошные особняки Маре заселяются мелкими торговцами да мастеровыми. Далеко не аристократического происхождения.

В конце XIX – начале XX, бегущие от репрессий из Восточной Европы евреи (по большой части ашкеназы) поселяются вокруг улицы Розье (rue Rosier). Возникает квартал Плецль (le Pletzl, от פלעצל, «маленькая площадь», идиш).

Со временем некогда шикарные особняки почернели, полиняли, обветшали, пришла дурная репутация. Совсем пропал дом. И кто знает что бы там дальше, но в 1964 Маре объявлен первой в Париже «зоной сохранности». Почистили, помыли, подлатали. Сегодня это достаточно «престижный» район. Не считая той части, что ближе к Площади Республики (La place de la République) – там «китайский квартал». Ну и если не иметь ничего против гомосексуалистов: начиная с конца прошлого века именно сюда потянулись красивые мальчики либеральной столицы. Гнездятся геи в основном вокруг улицы Sainte-Croix-de-la-Bretonnerie и улицы des Archives. Так что прежде чем зайти куда в кафе или бар, внимательно приглядитесь к посетителям. Особенно если вы одинокий романтичный юноша.

Говорят, там есть такие забавные заведения, с подвальными туннелями без света. И по этим тоннелям бродят невидимые красавцы, находят друг друга на ощупь и собственным примером иллюстрируют насколько действительно любовь может слепа (слегка подсвечиваются там лишь резервуары с презервативами). Но не ручаюсь. Не бывала.

 

а теперь рандомные фото из Маре:

 

 

 

 

«Раскладушки» от мэрии с планом квартала и всевозможными маршрутами  (такие повсюду есть).

 

 

 

 

 

Автобусная остановка.

 

Она же с другой стороны, хорошо, что прозрачная.

 

 

 

 

 

 

 

Как всегда — история данной точки:

 

История особняка.

 

 

 

 

Не знаешь, куда пойти — везде так вкусно!

 

 

И граффити имеются.. всё, как у людей.

 

Загаженный аппарат по оплате парковки. Идиотов по загаживанию везде с избытком.

 

Кирпич.

 

 

 

Место для паркинга доставки в магазин, в принципе, парковаться здесь нельзя именно здесь — можно в воскресенте — жёлтая линия прерывистая; когда жёлтая линия сплошная — парковаться никогда нельзя. .. А что делать?

 

Ещё «раскладушка» от мэрии.

 

И самое красивое напоследок.

0 ответы

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.