,

Шато налево, Шато направо… Или откуда так много Châteaux?



Château Pichon Baron, Second Grand Cru Classé in 1855

 

Вы никогда не задавались вопросом: почему чуть ли ни на всякой этикетке вина из Франции красуется слово «Château»? Ок, пусть не на всякой, но уж из региона Бордо практически. И откуда сий весьма специфичный набор букв и палок поверху на бутылках от Калифорнии до Китая?

 

 



Château Pichon Baron, Second Grand Cru Classé in 1855

 

Château, замок – «сеньориальное или королевское жилище; большой и красивый дом» (перевод гугл транслейт). От латинского castellimi. В средние века — феодальное укреплённое жилище, с донжонами (башнями) и крепкими стенами. Что скорее, на самом деле, именуется термином «château fort» — «крепкий замок».  Крепость. Чуть позже château – «богатое поселение средь парков, садов и прочих предместий». См. «Замки Луары». Последние по привычке всё ещё именуются «замки», хотя на деле уже не совсем. Разница цивилизаций: пока короли и сеньоры оставались слабыми и со всех сторон окружала опасность, для жилья и сохранения семьи, двора и казны надобно было что-то крепкое, защищённое – замок. Из толстых стен и неприступных башен с глубокими рвами и крокодилами (шучу). Когда французский король Людовик XIV стал вполне себе «Солнцем» и перестал кого-либо бояться как изнутри, так извне, появился солнечный Версаль. Последний хоть и сохранил титул «château» (Château de Versailles), но по сути был уже «дворцом». Palais.

 



Château Haut-Brion, Premier Grand Cru Classé  selon le classement de 1855

 

А что же у нас с «château» на этикетках? В Бордо, Франции и далее везде на каждом шагу по замку королевскому?

Нет. Королевских замков не много. Даже графских не то чтоб по десятку на одну деревню. И слово «château» здесь не имеет, в целом и общем, ни малейшего отношения к «сеньориальному или королевскому жилищу». А обозначает — банально — «винодельню». С маленькими нюансами.

 



Château Angélus, Saint-Émilion, AOC saint-émilion grand cru1, classé premier grand cru classé A dans le classement des vins de Saint-Émilion de 2012

 

До XIX века самого понятия «шато» в виноделии попросту не существовало (почти). В средневековье вина Бордо – это вина которыми торгуют специализированные негоцианты речного порта города Бордо. В бочках. En vrac. А уж откуда вино в бочки попало никого особо не волнует. Чуть позже появились робкие попытки различать: graves, côtes, palus (топографическая специфика в регионе). К концу XVII в. различия дошли до конкретных деревень: Sauternes, Barsac, Saint-Emilion… В XVIII-XIX вв. некоторые владельцы обширных виноградников, аристократы и преуспевающие «буржуа», начали продавать своё вино под именем собственным снабдив его причастием «cru». Ныне знаменитый Château Haut-Brion, например, представлялся в те времена без затей: «cru de M. de Pontac». То есть: «вино Господина Понтака», тогдашнего владельца винодельни. А термин «шато» — о! сюрприз – появился только после революции. Шик и блеск Второй Империи немало тому способствуя.

 



Château Haut-Brion, Premier Grand Cru Classé  selon le classement de 1855

 

Расцвет виноторговли в Бодо можно отсчитывать от нашей любимой Алиеноры Аквитанской  (Aliénor d’Aquitaine; ок.1124-1204). XVII в. – качественная «революция». Появляются специфичные винные бутылки толстого тёмного стекла (XVII в.; см. 1645 г., Сэр Кенелм Дигби, англ. Kenelm Digby, дипломат, почитающийся за прародителя современных бутылок для вина). В поместье Haut Brion разрабатывают и усовершенствуют процессы винификации и переходят от достаточно сомнительного пойла «Claret» (как до сих пор называли англичане вина бордо за их белёсый цвет; долгому хранению Claret не подлежали) к «выдержанным винам», то есть к винам, которые можно хранить в бутылках и которые с возрастом становятся только лучше (до сих пор всё немедленно кисло, не умели ещё нормально бодяжить и «стабилизировать» напиток). Англичане (исторически большие потребители вин Бордо) назвали продукцию Haut Brion «New French Claret» и нечаянно занесли в анналы как первый в мире «бренд люкса». Амбарные книги Карла II (Charles II, 1630-1685 / Office of the Pantry, the Butler and the Cellar of the Lord King) свидетельствуют: «Hobriono» наливают за королевским столом года эдак с 1660 г. То есть англичане впервые назвали некий продукт именем собственным. И «Haut Brion», по всей очевидности, оказался первой «маркой» вина и первым мировым «брендом» (торговым знаком). Хотя ещё не «шато».

В пресловутой «Официальной классификации вин Бордо 1855 года» (Classification officielle des vins de Bordeaux de 1855) из восьми десятков предложенных вин только пять сопровождались величественным «Château» (точное число Крю Классе несколько менялось, совсем чуть-чуть, сегодня 88: 61 красных и 27 белых). Château Lafite, Château Latour и Château Margaux из «Первых Крю»; Château d’Issan в «Треьем Крю» и Château Beychevelle в «Четвертом».

 


Официальная классификация вин Бордо 1855 года.

 

К слову и совершенно вне темы: ещё до всяких «Официальных классификаций», в 1787 г., Томас Джефферсон (Thomas Jefferson, 1743-1826, 3-й президент США в 1801-1809 гг.), посетив поместье Haut-Brion писал в письме родственнику: «Я не могу лишить себя удовольствия попросить инвестировать в партию вина. Вы получите пример того, что составляет лучшие вина Бордо (речь идёт о Haut-Brion)… одно из четырёх вин, признанных как лучшие». Эти четыре лучших вина: Château Lafite, Château Margaux, Château Latour, Haut-Brion. Винные торговцы Бордо давно имели свой собственный «рейтинг» по опыту практикуемых цен.

 


Официальная классификация вин Бордо 1855 года.

 

С момента «Официальной классификации» слово «шато» становится «трендом». «Индивидуально, но повсеместно» винодельни присваивают себе красивое наименование (поначалу только в регионе Жиронда). Всего десять лет спустя первого издания «Классификации», уже все без исключения Первые Крю Бордо, три четверти Вторых Крю, две трети Третьих и примерно половина Четвёртых пишут на своих этикетках заветное «Château». Ещё тремя годами позже настольная книга любого любителя вина, эдакая «библия» сомелье на фрилансе, «Féret» («Бордо и его вина, классифицированные в порядке достоинства» / Charles Cocks et Edouard Féret, «Bordeaux et ses Vins, Classés par ordre de mérite», Bordeaux, Féret) в 1868 году перечисляет 318 «шато», в 1881 году – 800 «шато», в 1908 г. – 1600. Слегка утихомирившись после Первой мировой войны (2000 «шато» на тот день), страсть к аристократическим этикеткам болезненно воспламенилась в 70-ых прошлого столетия. Неудержимо и безостановочно. Порядка 12.000 «шато» к началу 2000-ых. Причём некоторые особо хитрожумные виноделы умудрялись на одном своем кутке зарегистрировать целый выводок «шато». Кое-кто аж 17 штук!!! Ныне с этим стараются бороться, под разными наименованиями могут производиться действительно разные вина, пусть и одного хозяйства. Среди «больших шато» принято делать два или три вина (не считая белых): «первое вино», собственно «Château» под именем собственным, «второе вино» — качеством и ценой пониже, иногда и «третье вино» соответственно. У каждого своё наименование, не всегда «шато».

 



Château Mouton-Rothschild,  Premier Grand Cru Classé (Second grand cru dans la Classification officielle des vins de Bordeaux de 1855, il est le seul vin dont le classement est modifié, passant Premier grand cru en 1973.)

 

Не стану перечислять всевозможные законодательные инициативы и принятые законы во имя защиты прав потребителей. Смущать и вводить в заблуждение любителей выпить строжайше запрещено! Законов таких было не мало, начиная с 1868 г. Главное: словом «Château» сегодня может назваться вино: 1) с сертификатом AOP (экс AOC – Контроль/Охрана подлинности происхождения); 2) виноград собран на виноградниках принадлежащих хозяйству (а не прикуплено у соседей или чёрте где); 3) винификация произведена на месте.

 



Château Montrose, Deuxième Grand Cru Classé au classement de 1855

 

Вот и всё. Никакой сеньориальной или королевской постройки, даже никакого большого и красивого дома не требуется (и мало где имеется). Сегодня «шато» — это просто винодельческое хозяйство и производимое на нём вино. Родившись в Бордо, красивое слово распространилось сперва на ближайшие области, во Франции, потом обесценилось шире. Ну да вы знаете.

 



Château Gruaud Larose, Deuxième Grand Cru Classé au classement de 1855

 

И вот вы наверняка спрашиваете себя: а чего это всякая голытьба именно слово «Château» для своей бражки выбрала? Ну хорошо, не голытьба и не бражки, но откуда такое повальное «пристрастие к люксу»? Во Франции по-французски куча иных традиционных слов имеется для обозначения всевозможных неделов, в том числе мест произрастания виноградников. Начнём с того, что после кончины римско-галльских угодий главным потребителем и производителем алкогольных напитков стали монахи и монастыри. Аббатства. Вполне бы могло красоваться на этикетках ныне никакое не «château», но «abbaye». И иже с ним: «clos» (ограждённый участок), «domaines» (владение, имение), «mas» (масия, эдакое продолжение римских вилл), не говоря о всеобъемлющем «cru», которое «прости, не знаю как перевести» (виноградник, производящий специфическое вино, шире – это самое вино; сегодня также употребляется для качественной классификации в некоторых регионах).

 



Château Angélus, Saint-Émilion, AOC saint-émilion grand cru1, classé premier grand cru classé A dans le classement des vins de Saint-Émilion de 2012

 

Но нет, таки «château». Почему? Попытка ответа дана уже в 1868 (Charles De Lorbac, Les Richesses gastronomiques de la France, Paris, Hetzel, 1868): лучшие виноградники принадлежали некогда всё-таки «сеньорам», а у сеньоров действительно были замки или что-то иное приличное в качестве жилища, относящиеся сим замкам плантации выгодно отличались от делянок прочего податного населения. То есть «вино шато» заведомо должно было быть лучше, чем вино не из «шато». Кроме того, и это уже вне зависимости от каверзных замыслов виноделов, само законодательство подтолкнуло этих самых виноделов прибавить к наименованию своего вина сокровенное «château». В 1857, то есть всего два года после «Официальной классификации» 1855 (мы помним, там «шато» всего 5 штук было), принят первый закон о защите «Товарного знака» (Droit des marques), вынуждающий производителя обозначать свой товар как-то иначе, нежели простым топонимом или именем собственным. Тогда-то виноградари и бросились к незатейливым прозваниям своих вин добавлять всевозможные «châteaux», «clos», «domaines», «mas» или «abbayes». А заодно штудировать справочники по названиям цветов, деревьев, особенностей ландшафта или чего-то из архитектуры. Чтоб имя собственное уникальным было. Откуда всевозможные производные от «роза», «вяз», «башня». Ну и прочие названия, если приглядеться. «Château» видать попросту победило своих собратьев по топонимики, поскольку звучит красиво.

 



Château Haut-Brion, Premier Grand Cru Classé  selon le classement de 1855

 

Особый расцвет вина Бордо получили, как было сказано, в XVIII-XIX вв (условно). Усовершенствования процессов виноделия и появление «vin de garde» повлекли за собой резкий скачок качества. Тогда же появляется «традиционный архитектурный стиль Бордо». Постоянно перетасовывающиеся владельцы крупных виноградников постарались облагородить или возвести заново свои «шато». Сегодня всё тоже самое. «Шато» переходят из рук в руки, часто «гран крю» скупаются банками или страховыми компаниями, а они уж на реставрацию не скупятся. Большинство «больших шато» выглядят действительно «большими», им действительно принадлежат солидные особняки с прилегающими службами. Ну а «шато» помельче могут представлять из себя захламлённые амбары, что, к слову, отнюдь не свидетельствует о плохом качестве вина. Приходилось встречать в самых что ни на есть непритязательных хозяйствах совершенно прекрасное вино по цене более, чем человеческой, и наоборот. Нет-нет, не потому, что в «гран крю» вино может быть плохим (не может!), но, как говорится, «на вкус и цвет»…  

 


Château Beauséjour ‘1901’. Очень «скромный» шато с очень хорошим вином.

 

Да, зато в великом «Château Petrus» никакого шато вообще нет. Кажется это единственный «Château» без шато. Вот как-то обошёлся. Но не в названии.

А так, да, все «шато».

 



Château Beauséjour ‘1901’. Очень «скромный» шато с очень хорошим вином.

 

В 1999 в Бордо официально (la Fédération des syndicats des vins appellation contrôlée de la région de Bordeaux) насчитывалось: 12.563 зарегистрированных «торговых знаков», из которых:

10729 châteaux

1153 domaines

503 clos

134 crus

36 moulins

7 tours

1 abbaye

 


Официальная классификация вин Бордо 1855 года.
0 ответы

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.