Мама. Саша. Папа.

Никогда ничего не бойтесь. Всё произойдет совсем не так, как вы боялись. Я как-то уже об этом писала. А теперь сижу в аэропорту в ожидании рейса…Как любой человек, уехавший когда-то давно из родного города, от родителей, я уже много лет отправлялась в самолёт из прежде родного дома с бесконечной тоской. Всякий раз. Уже много лет. Уже много лет было страшно. Страшно, что вот теперь уезжаешь, а вернуться придется только на похороны родителей. Нет, всё произошло не так. Четыре года назад совершенно внезапно умер брат. Совсем молодым. А папа уже болел этой чертовой болезнью, под названием рак. И прилететь на похороны пришлось сначала к брату. Потом к папе. Потом заболела мама. Прилетать домой пришлось чересчур часто. Последние месяцы я провела больше времени дома с мамой, чем дома не с мамой. И вот теперь, после девяти дней, я улетаю из родного дома, а мама не провожает. Она всегда нас провожала. Что даже утомляло. Проходя все преграды вплоть до паспортного контроля, мама стремилась остаться рядом. Как можно дольше. А мне уже хотелось остаться одной, я ненавижу долгие проводы, но мама всегда хотела остаться рядом до последнего момента. Теперь никто не провожает. И сын мой старший сказал, что смысла приезжать в Москву больше нет…. Мы все знаем, что надо успеть любить. Но далеко не всегда это делаем. И всё, что мы боимся, происходит совсем не так…

Читать/смотреть далее
, ,

На день пионерии.

 

В пионеры меня принимали очень торжественно. Торжественно — потому что не как всех, но как избранных. Где-то в самом начале учебного года (то есть раньше, чем «всех остальных»). По школам отбирали лучших учеников, по одной штуке из класса, потом всех отобрыношей свезли в одно место, в музей Ленина на красной площади в Москве, и там провели «торжественную присягу». Из моего класса выбрали меня. Напрасно, конечно. Никакой торжественности момента я не ощутила, повязанный галстук сразу после мероприятия сняла и засунула в карман. Девочка, возвращающаяся к казенному автобусу рядом со мной, аж вскрикнула: «Ты что, он же помнётся»!!!! Про галстук. Некоторые дети и вправду были весьма взволнованы. И очень горды. В трепете и пиетете… А я совсем совсем не прониклась… Меня взрослые потом с восторгом о чем-то спрашивали, поздравляли, а я совершенно не понимала — о чём это они???? Нет, то, что я оказалась в числе избранных было, разумеется, весьма лестно и приятно. А вот с пионерами я не поняла. …Наверное, то было воспитание нашего папы. И мамы. Максимально антисоветское и разгильдяйское сызмальства…

ЧИТАТЬ И СМОТРЕТЬ ДАЛЕЕ
, ,

Happy Birthday, Jean-Rémy

Château Phélan Ségur

 

Que de souvenirs ! Было так восхитительно хорошо, что даже забыли пофотографироваться как следует. Ни тебе сессии девочек в длинных платьях на каблуках средь виноградников, ни меня самой такой красивой во всех ракурсах, ни с детьми специально слетевшимися со всех весей и стран, ни с виновником, так сказать, торжества, ни вааще… Три месяца трудов геракловых по подготовке, программа поминутная на два дня, строгая диета и пошив нарядов, и вот souvenirs, souvenirs…

ЧИТАТЬ / СМОТРЕТЬ ДАЛЕЕ
,

5 марта. День Рождения.

 

На самом деле я никогда не понимала, за что и почему надо поздравлять человека в день его рождения. И за что это ему подарков даром? Всегда и всех, собственных детей в том числе, убеждала: день рождения – это праздник мамы! Кто страдал и мучался в этот день? Кто подыхал от страха и боли? А новорожденный что? Он даже не просил, чтоб его родили. И ничего к тому не предпринял. Ему просто повезло, волею Божей и эгоистичного желания родителей ради появиться на свет и прожить эту прекрасную в любом случае жизнь. Дар Божий. Страдания матери. Но почему-то поздравляют его и подарки тоже ему. Я-то, например (как всегда самая умная), в день рожднеия Жан-Реми посылала цветы и конефеты его маме тоже. Жан-Реми удивлялся… И маму мою как могла «поздравляла». А мама всегда умела сделать нам всем и подраки самые желанные, и праздник на душе.

Мне лет пять, шесть, семь… Просыпаюсь утром. Прямо перед глазами что-то волшебное, небывалое. Обёрточных красивых упаковок в СССР не было и сказка подарка представала сразу. Мама отстояла километровые многочасовые очереди в магизн «Лейпциг», или «Ядран», добыла такое, что «на этом свете отродясь не может быть». Игрушечный набор непривычных для окружающей действительности и тоски «Детского Мира» цветов, запахов и тщательных мелочей. Отчётливо помню то ощущение восторга и фантастической небывальщины. Без тавтологии восторженных прилагательных тут не обойтись. Так было. А ещё мама всегда умудрялась купить с вечера цветы, где-то их спрятать и утром, до пробуждения, поставить около кровати. Потом я и сама старалась повторить подобные сказки дли моих детей. Мама знала, как надо. Научила.

Читать/смотреть далее

,

Переезды, переезды, а я маленький такой…

 

 

90 кубометров. Это примерно вот столько, сколько в грузовиках на фото. И это какой-то то там по счёту мой (наш) переезд. Про из Москвы в Париж с одним чемоданом и коробкой антикварного сервиза на продажу (который погранцы в поезде отняли) 30 лет назад промолчу. Первые переезды по Парижу тоже «нищитовы» и «нищиброды», ладно. А вот с Бангкока становится интересней. Точнее, с из Бангкока в Милан, 2003 г. Потом: Милан — Бухарест (2007, оно на фото), Бухарест — Варшава (2010), Варшава — Париж (2014), Париж — Париж (2015), Париж — Париж — сегодня (2018). А вам часто приходилось собирать все-все манатки до последней пуговицы и вить гнездо на новом месте?

, ,

Написала письмишко в метро на коленке… длинною в жизнь… N°3

 

Как всегда, совершенно случайно попалась на глаза фотография. Сверила, по газете в руках, дату. 24 апреля 1992 года.

 

Ровно 26 лет назад (в эти цифры просто не верится) в газете «Русская Мысль» была опубликована моя первая статейка, и с тех пор я стала великим журналистом! Шучу. Но таки журналистом действительно стала. Совершенно случайно…

 

Читать/смотреть далее

,

Переезд как похмелье

 

Переезжаем.

 

***

 

Переезд как похмелье: надо пережить. ПЕРЕ -жить. Никакой алька-зельтцер не поможет.

 

Как то раз я уже поупражнялась в нешуточной арифметике моих переездов. Сколько их получилось? — Иные в кружок художественной самодеятельности так ходят, как я ПЕРЕЕЗЖАЮ: за последние семь лет — пятый, если не шестой, ГЛОБАЛЬНЫЙ РАЗ. «Без учета ежегодных московских миграций».

 

И ведь нельзя сказать, что я это дело люблю.

 

Нет, из страны в страну переезжать, конечно, прикольно (только не из Бкк в Милан), но вот платочки носовые по полочкам раскладывать, но вот единственно правильное место каждой табуретке с перечницей искать…

 

Читать/смотреть далее

,

«А ты, Алёна, будешь великим поваром»! N°4

 

на фото: 24 апреля 1992. в той каморке мы с Петей прожили два с половиной года…

 

Предисловие от 25 апреля 2018:

 

В целом и общем, я всегда была профессиональным тунеядцем, охламоном и разгильдяйкой. Ни с учёбой, ни с работой в СССР у меня никогда не складывалось. Хотя в школе я училась исключительно хорошо… Вернее, что значит училась хорошо? Ни фига я не училась, над домашними заданиями не просиживала, русский «делала» на математике, математику на рисовании, труд и физкультуру прогуливала. Но отметки получала преимущественно «пять».  Восьмой класс закончила с «пятибалльным аттестатом», на чём школу и бросила. Была у меня необъяснимая, до ломоты в зубах, тотальная несовместимость со всем этим комсомолом, дисциплиной, идиотскими учителями, идиотскими правилами. Мне было до удушающей тоски скучно. Одноклассники казались малолетками и недоумками, школа – детским садом со всем присущим: встать стрем, по парам, идти в затылок, слушаться взрослых и не рассуждать… Вот так и докатилась я до жизни моей… Вот так именно:

 

Читать/смотреть далее