,

ПИСЬМА ИЗ ПАРИЖА. ПИСЬМО 3, ЧАСТЬ 3. 17 ФЕВРАЛЯ 1991.

 

Продолжение отсюда: Однако, видите, если всё будет хорошо, то будет ещё лучше. Да и вообще, кого-кого, но не нас жалеть, не нам сочувствовать. Нам можно только завидовать, так у нас всё хорошо и благополучно, пока. Если документы выправим, то и оговори типа «пока» прекратятся. Дерзаем. Стараемся.

 

Вчера, 18.02. 1991, получили письма от Бори, Миши, Анычки, Маргоши. Так радостно! Спасибо, родные! Вот каждый бы день получать по письму! Это вносит такую радость в нашу почти одинокую жизнь. Пишите, пишите чаще!

 

Читать/смотреть далее
,

ПИСЬМА ИЗ ПАРИЖА. ПИСЬМО 3, ЧАСТЬ 2. 17 ФЕВРАЛЯ 1991.



План нашей каморки, 1991 — 1993 гг.

 

Продолжение отсюда: …Весна уже в полном разгаре. Стараюсь гулять по красивым местам, под солнышком, и вспоминать, что я в Париже.

 

…Давеча на «работе» произошёл со мной казус. Одна бабка, которая не разговаривает, а только издаёт звуки «и-и-ии-и-и» и объясняется жестами, вцепилась в меня, когда я принесла ей обед и поставила поднос на столик перед креслом, в котором она сидела. А бабка руку мою мёртвой хваткой держит и пытается целовать. Сильная, хотя и не ходит, не встаёт, а только лежит или сидит, когда её в кресло перенесут. В общем, требует, чтобы я её в кровать переложила, чтоб ей есть удобней было, при этом не пускает меня подмогу позвать. На шум приходит мужичонка aide-soignant и спрашивает, что тут происходит. Я ему очень бойко объясняю, многословно так, и, вдруг, взглянув на его рожу, теряюсь от тупости и обалделости, которые эта рожа излучает. Замолкаю наконец, а он, наоборот, обретя дар речи спрашивает у меня: «На каком языке вы разговариваете»?  Ну ясно на каком. Совсем у меня крыша поехала. А мужик этот первый день – при мне – и не знал, что я из себя представляю. Да, смешно получилось.

 

Читать/смотреть далее
,

ПИСЬМА ИЗ ПАРИЖА. ПИСЬМО 3, ЧАСТЬ 1. 17 февраля 1991.



5 марта 1991. С другом Люком.

 

17.02.1998. Париж

 

Милые, дорогие, любимые мои. Приветики, приветики!

 

…У нас тут уже второй день – весна! Солнце яркое-яркое, небо синее-синее. 17 февраля. Зима с минусовой температурой длилась каких-то две недели. Снег, первый и последний раз видели мы позавчера. И снег-то – не снег. Так, мокрая, мерзкая гадость, но, таки, выбелил город к великой забаве парижских детей, которые наконец-то поиграли в снежки. А к вечеру снег сменился дождём и стало очень серо, серо и уныло[1]. Никак нельзя было ожидать, что вот так уходит зима, что утром, проснувшись, увидим такое синее-синее небо и яркое-яркое солнце. Тепло, радостно! Вдыхаешь как можно глубже, не можешь надышаться – так хорошо! И улыбаешься неведомо чему. Это самая моя любимая пора – самое начало – только надежды – и нет ещё никаких разочарований. И в это время года, ужасно, увы, короткое, веришь, что всё у всех будет хорошо. Voilà. Таковы лирические вступления, навеянные погодой и природой.

 

Читать/смотреть далее
,

ПИСЬМА ИЗ ПАРИЖА. ПИСЬМО 2, ЧАСТЬ 3



июль 1991

 

продолжение отсюда февраль 1991 года.

Как только мы получили телефон Вовы Р. позвонили ему в его Америку. Сам он отсутствовал (к счастью), так что мы только оставили свой номер и просьбу перезвонить. Минута разговора с Америкой – 10 фр., с СССР (Москвой) – 6 фр. Сегодня ночью Вовка позвонил. Разговаривал, конечно, с Петей. Я так поняла, что он ждёт только когда у его жены кончатся оставленные деньги и она, наконец, пойдёт в ОВИР[1]. Сам возвращаться не спешит. Почти купил какой-то завод, ждёт подтверждения из Москвы от бухгалтера своего кооператива, что у него, у Вовы Р., в Москве своя фирма. А бухгалтер, падла, не шлёт такую бумажку. Почему? – Кто его знает. Сейчас Вовка скупает по дешёвке машины, чинит их, продаёт. Через некоторое время будет иметь собеседование в бизнес-школе, куда собирается поступать, но надо сдавать язык, что не так-то легко, поскольку не русский.

 

Читать/смотреть далее

В самолёте.

Летать самолётами и без того страшно, а уж в 6 утра и слов нет страсть какая. Тут ещё задержка «по техническим причинам». Сидим внутри час. Сидим второй. Капитан корабля (без рифм попрошу) периодически успокаивает: всё зашибись, типа, ща починим. Починка потребовала дозаправки. Подкатила цистерна, стюардессы бегают по салону, просят всех расстегнуть привязные ремни. Всё зашибись, но можем и загореться… Пахнет керосином и кто-то вонюче напукал. Заснуть совершенно невозможно. Покрылась с головой зелёной пуховой жилеточкой, выдумываю из себя воительницу джихада или чего ещё. И тут накрывает нереальной реальной паникой. Слёзы по щекам в кулак размером, в горле тошнота, в голове бред всякий. Непреодолимо захотелось встать и убежать. Встала. На выходе была поймана стюардессами. Стюардессы добрые. Погладили по голове, сказали утешительного. Предложили вискаря аль коньяку. Но коньяк у меня уже был. Мензурка безопасности. В 6 утра гипотетическая. Но тут уже 8. Гипотезы воплощаются. От стюардесс халявной добавки, впрочем, всё одно отказалась. Весь день, как никак, впереди. Ещё чемодан не потерять надо….

Читать/смотреть далее
,

Письма из Румынии. N°18. Не пляжное. Мамайа.



25 мая 2008. Мамая

Друган Коля в гости приезжал. Кроме всего прочего выразил неимоверное желание съездить непременно-обязательно-безотлагательно в славное местечко под душераздирающим названием «Мамайа» («Mamaia» — по непроверенным местным слухам, так орала безымянная туземная девчушка, увозимая злым чеченом турком в море)… «У меня с самого детства мечта, — признавался задушевно Коля, — побывать в Мамайе»! Культовая грёза трудного детства: «Золотой Берег» Болгарии, «Лазурный Берег» Франции, «Мамайа» Румынии. Так объяснял Коля. И я с радостью соглашалась: скататься на разведку чудесных пляжей тонкого золотого песка страны неопределенного срока пребывания, входило в мои самые насущные личные планы. Поехали. Приехали. Полюбовались:

Читать/смотреть далее
,

NATO

Будем считать это пиьмом N°17. Но на самом деле это меня в те дни попросили написать для газеты… сухим безличным языком… 


(Саммит как похмелье – надо пережить)

Три дня саммита – неделя жизни «простого обывателя».

Открывшийся 2 апреля в Бухаресте саммит НАТО политологи и журналисты называют «беспрецедентным»: как по численности и составу участников, так и по «важности обсуждаемых вопросов». «Простой человек с улицы» румынской столицы от всех этих вопросов бесконечно далек, но и для рядового обывателя саммит – явление явно «беспрецедентное».

Читать/смотреть далее
,

ПИСЬМА ИЗ БУХАРЕСТА. РУМЫНИЯ. N°16. БЫТОВОЕ N°3. HOME SWEET HOME 2.



13 августа 2007. Наш дом под Бухарестом.

Продолжение отсюда: Осмотр веру убил. 


«Всё-таки ты очень странная лЮдя!» — говорит мне дочь Настя. «Всё-таки румыны очень странные людИ», — думала я. Среди предложенных к осмотру особняков случались настоящие замки, чуть меньше, с колоннами, балюстрадами и бальными залами в натуральную величину, но… Но окно в окно к сказочному чертогу стоял другой точно такой же сказочный чертог, с колоннами, балконами и балюстрадами бальными. Какой смысл строить дворец на трех сотках – я не поняла. То, что денег все побольше хотят – это понятно. Придворцовый парк по цене самого дворца вряд ли в наём сдашь. А земли не много. «Земля у нас дорогая». Но всё же всему есть хоть какой-то логический предел! Здесь предела не было.

Читать/смотреть далее
,

ПИСЬМА ИЗ БУХАРЕСТА. РУМЫНИЯ. N°15. БЫТОВОЕ N°2. Home sweet home.



10 ноября 2007. Во дворе нашего дома в ближайшем пригороде Бухареста. Дрова привезли.

Продолжение отсюда: Вот так становятся бомжами…

28 марта 2008

Сегодня, правда, всё ещё хуже (с бомжатиной из предыдущего письма). Сегодня квитанции на электричество и телефон на моё имя нету абсолютно нигде! Вообще ничего нету. Если вдруг кому придет в голову меня пристрелить, к примеру, нет ни одной бумажки, доказывающей, что я живу в Румынии. Или что я тут хотя бы была. Ничего. Дом, в котором мы живем, снимается на имя фирмы; в Италии тоже так было, но в Италии хотя бы электричество с прочими благами на наше фамильное имя выписывались. Здесь же, не знаю почему, все квитанции приходят на имя хозяина дома. А поскольку никакой визы для проникновения в сию благостную страну мне не надо, постольку даже поставить на консульский учет в родном российском консульстве меня поначалу отказались. Потом, правда, поставили. Убедила. Но чего это стоило!

 

Читать/смотреть далее
,

Письма из Бухареста. Румыния. N°14. Бытовое N°1. Про Италию.

 

Надо всё-таки бытовуху Румынии тоже записать. А то всё история, да история… А то забуду потом. Свежесть впечатлений улетучится…

 

Вааще, как я докатилась до жизни такой?

 

Одна злобная старушка на русско-итальянском форуме бывшей моей жизни накаркала: «А вот вы поезжайте, Алёна, в Румынию, и нам напишите, каково оно там». В тот момент я старушке ответствовала: «Не-а, я в Прагу еду, это тока итальянские рабочие места мой муженек румынам отдает»

 

Мои итальянские страдания к тому моменту заканчивались, и мы железобетонно уезжали из Милана в Прагу.

Читать/смотреть далее