,

ПИСЬМА ИЗ ПАРИЖА. ПИСЬМО 2, ЧАСТЬ 2

продолжение отсюда (обязательно читать пояснения по цифрам в конце письма)

…И – в скобках – когда были в это воскресенье у Б., Е.Б. подарила нам четыре шикарные кружки. Красные, с золотыми слонами и лошадями. Для нас и для гостей наших предполагаемых. А я недавно купила наикрасивейшие тарелки – чёрные, сколько-то там угольные, т.е. не круглые, а главное – небьющиеся. Всюду предлагают всевозможные предметы такого вида, от пепельниц до ведёрок для шампанского, так что постепенно я соберу такой полный комплект. Второе достоинство этой посуды, кроме того, сто не бьётся – не дорого. В общем, коенчно, всё не дорого, когда получаешь зарплату, и когда не надо покупать всё-всё-всё, от салфетки до сковороды. Одну кастрюльку я всё же купила, плюс одну мне дала мадам Э[1]., она же выделила сковороду – огромную и глубокую – и ни одной крышки! Можно и купить крышку отдельно, но стоит она не менее 25 франков – жалко. Я всё продолжаю подрабатывать у Бешамель, иногда – у М.М. Денег хватает, но экономить надоело.

Читать/смотреть далее
,

ПИСЬМА ИЗ ПАРИЖА. ПИСЬМО 2, ЧАСТЬ 1

 

продолжение отсюда…

 

Письмо N°2. ? – 06 февраля 1991 (обязательно читать пояснения по цифрам в конце письма)

 

Глаза, если и открыты, но открыты вовнутрь, т.е. снаружи ничего не желают замечать, слабость во всех членах, лёгкая тошнота от недосыпания. И все свяжи нервными моими, очень несчастными клетками замедлены или же вовсе отсутствуют. Я вся ещё погружена в сон, но уже сижу «на работе»[1] и пишу вам все эти очень личные глупости. Лишь бы не стоять столбом привлекая вражеское внимание. Вы ведь понимаете, как раздражает нормального человека чужое бездействие и нет никаких сил удержаться и не начать сваливать на этого разгильдяя всю тысячу мелких и нудных, а главное – нескончаемых поручений. Тем более, что времени 8ч. 25 мин. Ну можно ли быть сколько-нибудь сносным в такую рань, когда только начинает светать и рожу перекашивает в сдерживании зевков.

 

Читать/смотреть далее
,

ПИСЬМА ИЗ ПАРИЖА. ПИСЬМО 1, ЧАСТЬ 3


В Париже ещё счастливыми туристами за год до описываемого, декабрь 1989.

 

продолжение отсюда: (обязательно читать пояснения по цифрам в конце письма)

 

Я всё время слушаю различные «голоса» и представляю, что у вас творится. Думаю, что скоро вновь можно будет просить политическое убежище. Сейчас это не проходит. Даже документы от советских принимать не хотят, хотя есть закон, по которому обязаны брать на рассмотрение документы, потом отказывают, ты попадаешь «в компьютер»[1] и уже даже туристом во Францию не приедешь. Здесь идёт большая кампания по ограждению страны от таких, как мы[2].

Читать/смотреть далее
,

ПИСЬМА ИЗ ПАРИЖА. ПИСЬМО 1, ЧАСТЬ 2



Мамы читают долгожданные письма их кошмарных детей «невозвращенцев». Возможно то были как раз самые первые пиьма. Возможно декабрь 1990 г.

 

Продолжение отсюда: …Вот и ходим пешком, под дождём, голодные, усталые – и ходим-то только за тем, чтобы выяснить и подтвердить всю нереальность моих планов . Живём в «студио », едим московские консервы, а Нотр-Дам даже и не видели. Общаемся всегда с русскоязычными, и я забываю тот десяток слов, который я выучила (в Москве)...

 

Но – едем в гости в Руан. Причём билеты нам оплатили сами приглашающие. В Руане, как и везде, рассказываем о своих проблемах. С того-то всё и началось. Пете дают координаты некоего хирурга, большого человека, он в свою очередь знакомит с ещё бОльшей шишкой из Министерства Иностранных Дел, последний звонит в самую главную префектуру и нам продлевают визы до 4 марта.

 

Читать/смотреть далее
,

Письма из Парижа. Письмо 1, часть 1

После долгих предисловий в предыдущих частях, наконец-то доходим до самих писем. Далее следует наверняка не самое-самое первое письмо (самые первые ушли родителям), но по крайней мере первое длинное подробное. До того длинное и подробное, что не осмеливаюсь выкладывать все сто страниц сразу, буду потихоньку…

Читать/смотреть далее
, ,

Написала письмишко в метро на коленке… длинною в жизнь… N°3

 

Как всегда, совершенно случайно попалась на глаза фотография. Сверила, по газете в руках, дату. 24 апреля 1992 года.

 

Ровно 26 лет назад (в эти цифры просто не верится) в газете «Русская Мысль» была опубликована моя первая статейка, и с тех пор я стала великим журналистом! Шучу. Но таки журналистом действительно стала. Совершенно случайно…

 

Читать/смотреть далее

Письма из Парижа. 1990. N°2

 

Да, забыла оговориться, к предыдущему.

 

Жалела ли я когда-нибудь о том, что уехала? – Нет, не жалела. Хотела ли вернуться – да, хотела!

Читать/смотреть далее

Письма из Парижа… 1990 год. N°1

 

Надо же, это было 18 октября, а я почему-то была уверена – конец ноября. Всё ждала случая – вот это, что последует, написать…

 

25 лет назад, где-то в этих числах, я простилась с мамой на Белорусском Вокзале, села в поезд и уехала в Париж. Навсегда.

 

Теперь это так смешно и нелепо звучит, но в те времена ещё было правдой: уезжая, я была убеждена, что никогда никого больше не увижу. Ни маму, ни папу, ни братьев, ни друзей, никого…. На дворе стоял хоть и сильно покосившейся, но СССР, и до его распада оставалось чуть более года.

 

Читать/смотреть далее

,

«А ты, Алёна, будешь великим поваром»! N°4

 

на фото: 24 апреля 1992. в той каморке мы с Петей прожили два с половиной года…

 

Предисловие от 25 апреля 2018:

 

В целом и общем, я всегда была профессиональным тунеядцем, охламоном и разгильдяйкой. Ни с учёбой, ни с работой в СССР у меня никогда не складывалось. Хотя в школе я училась исключительно хорошо… Вернее, что значит училась хорошо? Ни фига я не училась, над домашними заданиями не просиживала, русский «делала» на математике, математику на рисовании, труд и физкультуру прогуливала. Но отметки получала преимущественно «пять».  Восьмой класс закончила с «пятибалльным аттестатом», на чём школу и бросила. Была у меня необъяснимая, до ломоты в зубах, тотальная несовместимость со всем этим комсомолом, дисциплиной, идиотскими учителями, идиотскими правилами. Мне было до удушающей тоски скучно. Одноклассники казались малолетками и недоумками, школа – детским садом со всем присущим: встать стрем, по парам, идти в затылок, слушаться взрослых и не рассуждать… Вот так и докатилась я до жизни моей… Вот так именно:

 

Читать/смотреть далее