Прелюбодеяние и наказание. «Содрать кожу заживо, колесовать, четвертовать, сжечь». Скандал Нельской Башни.

табличка-план со стены «Института Франции» (Французская Академия), на месте бывшей скандальной башни

 

Ключевое место всей французской истории. Ну или почти всей. Я специально шла сюда в надежде отыскать хоть какие вещдоки и материализованные исторические следы. Отыскала. Памятная табличка на стене и две аутентичные гравюры у букиниста— антиквара напротив. La Tour de Nesle. Про историю в Истории я уже как-то писала. А про башню ещё напишу. Кстати, не обращайте внимания на пропечатанные буквы в названии. Произносить надо (как обычно во французском) совсем не то, что написано. «Ля Тур дё Нэль». Ни в коем случае не «Нэсле».

 

Чем уж так интересно это место? — Ох! Начинать надо издалека… «Проклятые Короли» Мориса Дрюона читали? Нет? — Прочитайте обязательно! Замечательная книга! Ну а я про Башню изделаека…

Читать/смотреть далее

История помоек – история цивилизаций. Poubelle.

 

История помоек – история цивилизаций.

 

Вообще, особой чистотой улицы Парижа не отличаются. Хотя, на мой сторонний взгляд, за последние 25 лет ситуация улучшилась неимоверно! Помню, когда приехала только в Париж, очень удивлялась, что народ огрызки от яблок, шкурки от бананов и всякий иной мусор бросал себе под ноги, на тротуар. Или в сточную канаву вдоль тротуара. Кажется, я была единственной, кто нёс всё это добро до урны. Местное население пожимало плечами: «Зачем? Потом дворики уберут»… Про собачьи какашки промолчу. У некоторых туристов от всего Парижа один только образ и оставался: собачье дерьмо! И второй — машины. По тротуару ходить нельзя – там припаркованы машины, рядом с тротуаром ходить нельзя – там дерьмо. Любоваться по сторонам нельзя – наступишь…. Да. Помню. Помню. Восклицание «Merde!» («дерьмо»!), что слышишь от парижан через слово — это не ругательство. Это констатация факта. Помню. И хорошо помню, как мечтала прикрутить к детской коляске какой шип покрепче и подлинней, «смазанный ядом кураре». И таранить им все машины, что стояли на пешеходных переходах. И на тротуарах. Которых, тротуаров, впрочем, и без того не везде найдёшь – уцелевшие после Османа улицы узки, тесны, тротуары имеют зачаточные… С тех пор я могу нарушать какие угодно правила дорожного движения, но НИКОГДА не паркую машину так, чтоб нельзя было пройти с коляской…

Читать/смотреть далее