Накануне «первых франкских королей». Рим и варвары. Готы. Часть 1

 

Поговорим ещё про «варваров»… Зачем? – Не знаю. Нравятся они мне… Ну и дабы лучше понимать происходящее. Вернее, дабы лучше понять всё то, что произойдёт с «Францией» в уже самом скором будущем и откуда эта «Франция» вообще появится…

На картинке «для привлечения внимания» сверху — всем с детства до боли знакомая история: взятие варварами Рима (410 год). Некоторые историки именно сие печальное событие ставят «краеугольной датой» конца Античного Мира и начала Тёмного Средневековья. Пришли вдруг вот такие варварские варвары, голые, звериные, в шкурах, разгромили уточнённую цивилизацию Римской Империи, камня на камне не оставили, ввергли несчастную Европу на долгие столетия в мрак и дикость Средних Веков…. Другие историки, правда, предпочитают иную дату – 476 год, когда варвар Одоакр (Flavius Odoacre / Odoacer / Odovacer, ≈433 — 493) сверг последнего императора Западной Римской империи Ромула Августа (Romulus Augustus, ≈461 – после 476). Наиболее «продвинутые» исследователи датой «начала конца» называют 378 год под Адрианополем. Но об этом чуть позже. Сперва полюбуемся на вышеуказанное произведение живописи.

 

«Разграбление Рима варварами в 410 году» / «Le Sac de Rome par les barbares en 410».  Joseph-Noël Sylvestre. 1890 год.

 

Полюбовавшись творением французского художника, вернёмся к книжкам по истории. И посмотрим повнимательней, кто именно захватил Вечный Город, кто столь по-варварски его разгромил и разграбил?  – Кто? – Варвары Вестготы! Под командованием своего короля Алариха Первого (Alareiks — «Могущественный король», лат. Alaricus I, ≈370 – 410). Пришли, напали, разгромили. Варвары, они и есть варвары.

 

Почитаем теперь книжечки повнимательней. Или не только книжечки..

 

На картинке: реклама мясных консервов Liebig. Портрет Алариха I, карта королевства вестготов и фотография Алариха с подписью: Аларих I в третий раз приходит под стены Рима в 410 году и требует сдачи города.

 

Что нам известно об этих злых вестготах? – До III века нашей эры – ничего. «В 238 AD готы переходят Дунай и начинают серию войн с Римской Империей». За что и попадают в анналы. Откуда взялись Готы за Дунаем? – Мнения расходятся. Ещё не так давно, большинство историков свято доверяли «Истории Готов», написанной в середине VI века «римским бюрократом» Иорданом («De origine actibusque Getarum» или «Getica», Jordanès / Jornandès, VI век). Точнее, Иордан не сам написал сию «Историю», но как бы кратко пересказал — «резюмировал» — «Историю Готов», составленную в начале того же VI века другим имперским историком, Кассиодором («Historia Gothorum», Magnus Aurelius Cassiodorus Senator, ≈485 — ≈580 гг). Труд Кассиодора до нас не дошёл. Историкам всех времён и народов оставалось цитировать Иордана и его Скандию / Скандинавию — officina gentium / vagina nationum («кузница племён» / «лоно народов», я упоминала ранее). Увы, сегодня некоторые учёные мужи признают труд Иордана «фантастическим». «Мифологией». Кое кто (например Bruno Dumézil, современный французский историк, специалист по Поздней Античности и Раннему Средневековью), даже рассказывает, как сочинение Иордана подвергли давеча «цифровому анализу» и выяснили, что древний летописец «практически ни строчки сам не написал», но лишь скомпоновал «лоскутное одеяло» из цитат древних авторов. Менее категоричные авторы тоже признают: цитат у Иордана много, очень много: вот, пожалуйста, и соответствующий списочек «классических» латинских и греческих мудрецов имеется, тех, на кого «Getica» ссылается. Напротив, с собственно «готскими» источниками совсем плохо. Их нет. Или почти. «Хотя целиком отбрасывать труд Иордана тоже нельзя».

 

Скандинавии в статусе «лона народов» ныне также отказано. Да и вся стройная теория «великого переселения народов» подвергнута серьёзным сомнениям… А мы-то ведь с чернилами школьных учебников впитали: такие большие карты и обязательные стрелочки, откуда-куда великие массы этнически незамутнённых племён пришли навеки поселиться. Как готы, в том числе.

 

На картинке: «Великое переселение Готов».

 

Дабы не отягощать и без того занудное моё повествование разборками споров между нынешними историками о происхождении готов, (и дабы — ни в коем случае! — не упоминать о вельбарской и черняховской культурах), подытожим: «в наши дни общепринятым считается, что Готы представляли собой группировку племён различного этнического происхождения». То есть сбивались себе вдоль границы всевозможные более-менее мелкие и разнообразные народцы, собирались, как приспичит пойти Империю пограбить, в единую «банду» — так и получились — «Готы». (см. «Скифские» или «Готские» Войны III века. «Войны Римской империи во 2-й половине III века с коалицией варварских племён, совершавших набеги на Малую Азию, Грецию, Фракию и Мезию из регионов Северного Причерноморья и Прикарпатья. Война получила название Скифской из-за греков, которые традиционно именовали скифами всех варваров, населявших северные берега Чёрного моря. Римские историки использовали название Готская война по имени наиболее сильного племени в варварской коалиции».

 

На картинке: Скифские или Готские Войны III века.

 

Вестготы.

Термин «Вестготы» появился в VI веке (см. «История Готов», Кассиодора). А до того кто как только «Готов» не называл: тервинги («лесные люди»), вези, визи, гото, готи, гипеды, грутунги, гревтунги, австроготы («вероятно будущие остготы»), визы («вероятно будущие вестготы»)… Со скифами, опять же, путали… А может и вообще совсем о разных племенах писали… Не суть важно. Простоты изложения ради придираться не будем. Остановимся на «Вестготах» (далее «Готах»)… «Сам Кассиодор собрал в своей работе слишком много имён и названий скандинавского и скифского происхождения, вдохновляясь одновременно и именами «готских» князьков, отчего происходит большая путаница»…

 


«Готы пересекающие реку». / «Goths traversant une rivière».  Évariste-Vital Luminais.

 

≈271 год. Римская Империя оставляет провинцию Дакия (про которую тоже интересно бы подробно рассказать, но уж не стану; «Дакия была последним завоеванием Римской Империи и первой её потерей»). «Тервинги» занимают освободившуюся жилплощадь. Скорее всего с позволения Рима, желающего таким образом создать вдоль опасной границы некую «защитную зону», «гласис». В 332 г. Константин I Великий (Flavius Valerius Aurelius Constantinus, 272 — 337) «вынудил» «лесных людей» заключить соответствующий военный договор. «Что не мешало новоявленным поселенцам совершать, время от времени, грабительские вылазки и набеги». Ну-да «в целом» жизнь протекает более-менее мирно. В 334 (например) «Тервинги» защищают границы Империи от нашествия Вандалов … В 341 г. Константинополь возлагает на «епископа готов» Вульфила (Wulfila / Ulfilas, ≈311-383) миссию по обращению язычников-готов в Христианство (правда Вульфила проповедовал одну из «еретических» форм Христианcтва, арианствоно, но бравые готы это вряд ли заметили, арианство в ту эпоху было весьма распространено). Заодно сей «Готский Мессия» создал для своего народа собственный алфавит: дабы перевести Священное Писание. «Имея Священное Писание, а стало быть, и богослужение на родном языке, готы могли испытывать облагораживающее культурное влияние христианского учения».

 

На картинке: Вульфила проповедует готам Христианизм.

 

В общем и целом, Готы были «приграничными варварскими племенами, как и другие». В дни мира – торговали с Империей, нанимались в солдаты и в батраки; во время смут — собирались в шайки и шли пограбить богатых соседей. При этом быстро «романизировались». Риму, как всегда (особенно после «Кризиса III века»), остро не хватает людей. Не хватает тех, кто обрабатывал бы заброшенные поля и платил налоги, ещё острее не хватает солдат. Практика «интегрирования» соседей-варваров существует не первое столетие. Выходцы из германских племён уже давно и успешно служат «тоге и орлу», поднимаясь, порой, к самым вершинам власти. Но про германцев отдельная история….

 

Маленькая отдельная история про германцев. Почти цитата по книге Alessandro Barbero «Il giorno dei barbari».
«Римляне благодарили Природу, или, если были христианами, Провидение, за то, что поместила на северной границе Империи две гигантские массы воды – Рейн и Дунай – держать варваров на дистанции».

«С другой стороны Рейна находились «самые страшные варвары», множество племён, которые Римляне время от времени пытались «инвентаризировать», но достаточно безуспешно, и на самом деле не знали про германцев почти ничего. С тех пор как Публий Квинтилий Вар (Publius Quinctilius Varus, 46 BC – 9AD) с тремя легионами сгинул в бойне средь болот и дремучих Тевтобургских лесов, римляне начисто потеряли охоту углубляться в германские дебри. В то же время германцы были для них варварами «близкими», почти «своими». В 98 AD Тацит (Publius Cornelius Tacitus, ≈58 – 120) опубликовал то, что сегодня можно было бы назвать «этнографический отчёт» под лаконичным названием «Germanie» (а если не столь лаконично: De situ ac populis Germaniae ou De origine et situ Germanorum). Выходцами из германских племён была полна имперская армия, многие из наёмников делали неплохую военную карьеру, германцы имели репутацию воинов отчаянных и верных».

 

На картинке: кадр из «почти документального» фильма «Римляне в Германских Землях» /  «Les Romains en Germanie (2/3) — L’âge d’or»

 

Совсем иная картина с границей по Дунаю. Там, позади Pontos Euxeinos, простираются бескрайние степи, куда «не ступала нога человека» (римского), вплоть до Азии, поставляющей волна за волной бесчисленные кровожадные орды кочевников, не всегда и на людей похожих. Готы, конечно, от многочисленных контактов с Римом уже более-менее «оцивилизовались», но таки склонности к перемене мест не оставили (а это признак дикости – только «культурные» люди умеют жить стационарно). Готы легко снимаются с обжитого, целыми племенами, с жёнами, детьми и скотом, грузят немудрёный скарб на огромные телеги, «переезжают». Куда побезопасней и посытней. Ни скреп, ни корней. Ещё они похожи на германцев. Такие же большие и светловолосые. Что, в глазах «единственно цивилизованных» хозяев жизни, маленьких и чернявеньких римлян с греками — признак явной «дикости». Германские дылды-дикари жили в болотах и лесах, эти – в степях. Вот и вся разница. Варвары…

 

Римляне, в целом и общем, варваров боялись. Хорошо помнили свирепых галлов Бренна (разгром Рима 390 BC), не забыли и про кимвров с тевтонами (Кимврская война / Bellum Cimbricum, 113 — 101 гг BC). К моменту нашей рассказки, к IV веку, ничего подобного вроде уже и не наблюдается, но римляне всё одно боятся. Остерегаются, по крайней мере. Их слишком много, этих варваров. Они, как саранча, то нападают, то грабят. За что, разумеется, римские войска наносят ответные «визиты»: проучить, поставить на место, заодно и рабов набрать… Так и живут…

 

На картинке: «Бренн и его часть добычи». / «Le Brenn et sa part de butin», Paul Jamin

 

В 269-270 гг император Клавдий II (Marcus Aurelius Claudius Gothicus, 214 — 270), «в тяжёлых боях» победил многочисленные готские банды, распоясавшиеся в грабежах близ Балкан. В честь чего был прозван «Готский»… В 322 г, Константин Первый Великий (Flavius Valerius Aurelius Constantinus, ≈272 – 337) провёл «большую карательную экспедицию» против «кочевых азовских племён» и победил их. Хотя точно неизвестно, кого именно победил: Готов или Сарматов. Что не важно. Последующие «экспедиции» и «полицейские операции» против Готов, пытавшихся перебраться через Дунай, привели, в конце концов, к заключению «мирного договора» между Готами и Империей (332 год). После чего наступили годы практически идиллии…

 

(А ещё Константин построил Мост Константина Великого через Дунай: почти два с половиной километра (2.434 метров) в длину, 57 метров в ширину, 10 метров над уровнем воды… 328 год – середина IV века. Но это так, в скобках примечание).

 

Какой именно договор был заключён между Готами и Константином – не знает никто. Текст давно утерян. Наш всеобъемлющий источник Иордан называет сей договор foedus, но это вряд ли. Скорее всего то был договор между побеждёнными и победителем, в противоположность foedus – договору о союзе, альянсе; «cīvǐtās fœděrāta» — «федеративный, союзный народ».

 

Готы жили примерно так: один воинственный сильный и смелый шеф, вокруг него – племя. Послушное. Что шеф скажет – то все и делают. Скажет, например, молодым людям уходить в солдаты в римской армии послужить – не откосишь. Да и сами юноши, можно полагать, не особо против. Чем впроголодь на телеге туда-сюда мотыги перевозить – лучше в наёмники уйти. «Посмотреть мир за счёт казны». Римляне, которым всё более и более не хватает солдат, давно уже к наёмникам привыкли. И платят хорошо. Не надо своих рекрутов в регулярную армию с и без того опустошённых земель собирать – тяжкая повинность для владельцев римских «villa». Нанял банду готов для точечной военной операции – и всем хорошо… Иордан сообщает, что в договоре Константина с готскими шефами было оговорено, будто готы обязываются, в случае войны, поставить в легионы 40.000 своих солдат… Быть может. Но, сами понимаете, цифра совершенно «экстравагантная». Хотя о поставке солдат наверняка говорилось…

 

На картинке: Готы. Иллюстрация из книги «Folks’ History of Rome Yonge», Charlotte Mary, 1880

 

Из речей ехидного ритора Либания (Λιϐάνιος / Libánios или Libanius, 314–393):

«Большинство этих наёмников закончат тем, что их убьют; это позволит без особой огласки избавиться от большого количества варваров, и тем самым, заодно, сделать границу более безопасной».

 

Заключая с Римом долгосрочные договоры готские шефы из главарей банд постепенно превращаются в «царьков». С такими проще вести переговоры и торговлю. «В рамках договоров, «царьки» поставляли Империи солдат, в обмен получали подарки, суммы денег, а также регулярные субсидии, чтобы кормить свой народ». Римская администрация отлично владела искусством изъятия у податного населения продовольствия за бесценок, с дальнейшим перераспределением его в соответствии с политическими надобностями. Чиновники столиц и армия жили по большей мере за счёт этих «бесплатных раздач». Готы стали ещё одной статьёй расходов. «Константин был первым, кто заключил с Готами договор подобного толка, и в народной памяти Готов его имя произносилось с благоговением. Так, будто Константин был одним из их собственных великих императоров, которому они подчиняются с радостью». Постоянный приток денег и продовольствия из Империи «глубоко изменил» жизнь варварских племён. «Сами того не заметив, Готы стали зависимы от Империи, до такой степени, что если бы Рим вдруг прекратил поставки и денежные влияния, Готы бы, быть может, уже и не выжили бы самостоятельно».

 

Дальше – хуже. Династия Константина прерывается, на смену приходят Валентиниан I (Flavius Valentinianus, 321 — 375) и брат его Валент II (Imperator Caesar Flavius Iulius Valens Augustus, ≈328 — 9 августа 378). Первый на Западе Империи, второй – на Востоке. Там, где Готы.

 

На картинке: Золотой Солидус: Валент / Валент и Валентиниан

 

364 год. Валенту 36 лет, у него толстая шея cо вторым подбородком, кривые ноги, заметное брюшко и проблемы со зрением. Он не был сильно образован, не обладал силой характера старшего брата и был отчаянно не популярен, хотя и обнаружил себя честным неутомимым тружеником. Пытался налоги уменьшить, с коррупцией боролся, на благо народа трудился… До сих пор можно видеть в Стамбуле останки акведука, носящего его имя…

 

На картинке: акведук Валента

Unicode

 

Узнав, что Валент назначен со-Императором, некий генерал Прокопий, пользуясь тем, что Валент, как всегда, был далеко и готовился к войне с персами, взбунтовался и поспешил объявить Императором себя (Procopius, 325 — 366, вошедший в Историю как «Прокопий Узурпатор»; «Узурпаторов» в истории Римской Империи много; те из вояк, кого армия провозглашала Императором, и кто преуспел – ныне красуются в списках императоров, кто нет – тот нет, тот «вошёл в Историю под прозвищем «NNN Узурпатор»)… Прокопий был связан с семьёй Константина (из династии). Готы, явно не отягощённые такими умозрительными понятиями, как «государство», также почитали себя связанными только с Константином лично, с его сыном, семьёй, но никак не с Империей в целом. Готы решили поддержать Прокопия. Послали «банды воинов». Увы готским «бандам», когда они прибыли в Империю, Прокопий уже был обезглавлен и Валент праздновал победу. Готов взяли в плен и обратили, скорее всего, в рабство (Валент пытался было договориться с готскими шефами об иной участи пленников, но переговоры затянулись и терпение лопнуло). Договор 332 года ничего более не значил и Валент занялся подготовкой нового. Для чего пересёк Дунай и предал земли Готов «огню и мечу». И не один раз. Тщательно. Методично. «Дабы научить варваров оставаться на своём месте». «Кровавая демонстрация силы». Впрочем, без особо выдающихся боёв и триумфов. Хотя практика «выжженной земли», как водится, и давала свои плоды.

 

«Готы уже привыкли рассчитывать на выплачиваемые Римом субсидии, на бесплатные поставки зерна, на возможность торговать с имперскими коммерсантами, и вдруг разом всё это прекратилось. Готы в буквальном смысле слова рисковали умереть с голоду. Их шефы в конечном итоге были вынуждены сдаться Валенту и на коленях просить мира».

 

После трёх лет войны, вождь вестготов, Атанарих (Athanareiks, умер в 381 г), поддержавший Прокопия Узурпатора, встретился с Валентом на нейтральных лодках посреди Дуная и заключил «мир». Текст нового договора опять же не сохранился, но можно не сомневаться, что бесплатного сыра и прочих даровых ништяков для Готов в нём было куда как меньше, нежели в договоре с Константином. Говоря языком протокола: «Готы признали гегемонию Рима и отказались от выплачиваемых им субсидий» (некоторые называют подобные «субсидии» — «данью», лишь бы Империю не тревожили). Готы сохраняют независимость. Рим сохраняет над Готами некоторого рода «протекторат».

 

На  картинке: встреча Валента с Атанарихом.

 

Атанарих, к слову, несмотря на все старания Вульфила, оставался язычником и свирепо преследовал соплеменников — христиан. Особенно после войн с Валентом. Что можно и понять: в новоявленной ситуации любой христианин вполне мог восприниматься как «приспешник Империи»… Через шесть лет, когда над Готами нависнет новая угроза, большинство Вестготов покинет Атанариха и уйдет за христианином Фритигерном (Frithugairns – «Желающий Мира», умер ≈380).

 

Совершенно изумительной была имперская «пропаганда», что последовала за «мирным договором» Валента. Ритор и философ, «один из наиболее влиятельных людей Константинополя», Фемистий (Θεμίστιος / Themistius, ≈ 317 — ≈388) восхваляя доблесть и мудрость Императора, изрекал примерно следующее: мы не истребляем подчистую животных, на которых охотимся, мы уважаем искусство охоты; мы заботимся о сохранении видов, мы не хотим, чтоб исчезли слоны Ливии, львы Фессалии и бегемоты из болот Нила; мы ещё более должны радоваться тому, что была спасена от истребления «популяция людей, пусть и варваров, как скажут некоторые, но всё-таки людей» (Themistius, X, 15)…

 

Напоминает анекдот: «а мог бы и лезвием по глазам». И удивляет столь ранняя обеспокоенность à la WWF за жизнь диких животных…

 

Суть речи Фемистия заключалась, конечно, не в бегемотах Нила. Главное: Римский Император является отныне отцом не одного единственного «своего» народа, но всего человечества в целом. Да, ему приходится обуздывать дерзость варваров, но одновременно он должен оберегать и отечески направлять этих недоразвитых дикарей, пока они не станут достойными членами Империи. Эдакая «оптимистическая и расплывчато-гуманитарная» идея о том, что готы уже достаточно «приручены», «одомашнены», со временем из них можно сделать отличных налогоплательщиков. «Империя, желающая главенствовать во всём мире, должна поставить перед собой цель цивилизовать варваров. Геноцид, в сравнении – плохой выход, недостойный великой цивилизации»… Императоры должны проявлять доброжелательность к народам, которым «не выпало (счастливого) случая быть римлянами». Таких народов, к слову, на границах Империи уже скопилось множество. Что лишний раз доказывает привлекательность Рима. Нужно приветствовать интеграцию! Официальные речи «выражают удовольствие», что множества «представителей этих народов пришли в нашу Империю, дабы познать счастье быть Римлянином». Romana felicitas!

 

Нет, подобное политкорректное благодушие витало далеко не во всех головах. Но такова стала официальная линия «партии»…

 

И никогда не забываем, что Империи нужны люди. Много людей. Так что восторг современников от мудрости Валента понятен: мог бы всех перебить, а он мир заключил…. Впрочем, имеются и иные трактовки договора между Валентом Готами: просто-напросто военные успехи Константинополя против дикарей были не столь уж блестящими, как то представлялось в панегириках…

 

На картинке: готские фибулы (застёжки) в форме римского орла — «признак романизации готов».

 

Так или иначе мир заключен, Валент перманентно собирается на войну с Персами, масса готских призывников как нельзя кстати… «Да, конечно, для Готов было место в Империи… но весьма своеобразное – пушечного мяса, как сказали бы сегодня». Пушечного мяса и рабов. Там, за Дунаем, после «карательных экспедиций» Валента и по перекрытию притоков дармового хлеба, народ был низведён до голода и нищеты (плюс, который всегда минус – религиозные гонения против христиан). «Звёздный час для работорговцев». Семьи за бесценок продавали своих детей. Иные продавались сами. Империя наводнилась дешёвыми рабами-готами. Командиры гарнизонов и офицеры подразделений, расквартированных вдоль Дуная, превратились в дилеров-работорговцев. «Всякая семья (имперская), имеющая маломальский достаток, имела в доме раба-гота». «Отношение к этой массе дешёвого человеческого материала было самым уничижительным».

 

Весь этот «плавильный котёл» незамутнённой эксплуатации и гуманных словес официальных дискурсов взлетит на воздух в катастрофе 378 года под Адрианополем….

 

Продолжение следует…

2 ответы
  1. Олег
    Олег says:

    Алёна.
    Большое спасибо за Ваши рассказы по истории «моей милой Франции».
    С чем то соглашаюсь , с чем то — нет, но всегда с интересом читаю.
    В основном на ЭМ.
    Жду продолжений.

    Ответить
  2. Олег
    Олег says:

    Про современную Францию — не менее интересно Вас читать .
    Тем более есть с чем сравнивать. Моя старшая дочь тоже лет 15 живет в Париже.
    Мне нравится помимо фактов Ваш стиль изложения: без снобизма просто и с юмором.
    Не пропадайте только.

    Ответить

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.