Большое Египетское Путешествие. День пятый. Обзорно- Зоологический. 16 ноября 2008 Не располагающий к медитации город.

 

Большое Египетское Путешествие. День пятый. Обзорно- Зоологический.

16 ноября 2008. Часть 7.

 

Не располагающий к медитации город.

(продолжение. предыдущая серия здесь. а самое начало тута)

 

Завершаем тщательное знакомство с Каиром. Думаю, ни один нормальный турист так долго тут не торчал.

 

 

Основные достопримечательности — Цитадель и Мечеть Мухаммеда Али. Переписывать факты из путеводителя, разумеется, не буду. Смотрите фотки. Честно говоря, уж не знаю почему (знаю), мечети меня совсем не возбуждают. Хотя красивые есть, не спорю.

 

 

 

По пути к Цитадели долго ехали вдоль «самого древнего», «самого большого» и уж не помню чего ещё кладбища. Al Qarafa. Поразило сообщение: здесь не только мертвые пребывают, здесь куча живого народа имеется. По разным оценкам от 50.000 до 500.000. Нищета, расселенная было в годы временно победившего социализма по социалистическим баракам окраин, но предпочетшая- таки жилплощадь в центре. Если, конечно, место на кладбище можно назвывать «жилой» площадью. Но живут. Непосредственного в склепах (похожих больше на дома). Если верить гиду, там и почта есть, и электричество проведено, а по пятницам и прочим праздникам так вааще весело. Народ с хавчиком приходит, предков помянуть. Заодно потусуются все вместе. «Самое лучшее время для посещений! — вдохновляет Lonely Planet, — Только одевайтесь поскромней (кладбище всё-таки) и не надевайте чересчур откровенные дорогостоящие бриллианты (нищета всё-таки).

 

 

 

После «Символа Ислама», Цитадели, отправились к Святым Местам Христианства. Церковь Святого Георгия, стоящая, по вере, на том самом месте, где пряталось Святое Семейство по прибытии в Египет. Район Коптов. Проход к церкви — узкий, длинный коридор среди тесных зданий, сувенирных лавок, стен. По стенам развешаны открытки и папирусы. На библейские темы, преимущественно. Папирусы весьма забавны. Но разглядывать что либо как следует, или понять что к чему, не удалось: где-то поблизости, в одной из церквей, шла шумная свадьба, гремели бубны, трубили трубы, и, кажется, мы попали в толпу выходящих из церкви гостей.

 

 

 

В церкви фотографировать нельзя. Купила открытки (потом сосканирую). Очень хотелось ещё куда-то зайти, просто остаться в этом районе подольше, но от грохота свадьбы заложило уши, и наш гид, гад, куда-то всё время бежал.

 

 

 

Выбравшись из узеньких подземных улочек Коптов, потрясли головой очистить барабанные перепонки. Вопросительно посмотрели на гида (гнида). Гид объявил, что теперь отвезет нас в отель, а в 03:45 за нами приедет другой чувак, отвезти в аэропорт улетать в Асуан. В 03:45 ночи. А теперь было 12:30 дня.

 

Я, понятно, возмутилась. Мне хоть Каир и осточертел до оскомины (даже сейчас пишу, вспоминаю — немедленно канонада клаксонов в ушах, мельтешение оборванцев в глазах), но не торчать же в гостинице, всё-таки (хотя дети при сообщении об отеле завизжали от восторга; им почему-то пришло в голову, что я позволю им идти в бассейн, который снаружи, на улице, под тенью высоких грязных домов сразу за углом от гигантского перекрестка с машинами без выхлопных труб). Гид погрустнел. Ему так хотелось уже поскорее от нас избавиться! А тут я, со своими затеями…

 

 

Затей, впрочем, не было.

 

Гид почесал репу, предложил подняться на Каирскую Башню. За «дополнительную плату». В смысле — «самостоятельную» покупку билетов. До того все билеты были в «программе», и заранее оплачены.

 

 

В скобках: (Следующий гид, на корабле по Нилу, хитрец, на Настю никуда билеты не покупал, деньги себе притыривал: все поголовно контролеры принимали Настю за пятилетнюю, а до 7 лет билетов не надо; я изобразила праведный гнев (обращаясь к Жан-Реми): «Скажи, пожалуйста, гиду, что учить детей врать не входит в нашу родительскую воспитательную программу. Пусть покупает на неё билеты тоже. Мы уже всё оплатили»! — «Хорошо, скажу, но тогда все дополнительные «мероприятия» мы за Настю тоже будем платить» (мы много что «вне программы» ещё посещали). — «А, ну ладно тогда»…

 

Вот так всегда. Пламенное благородство и кристальная честность сокрушаются вдребезги о первую же возможность уворовать чего безнаказанно)…

 

К слову о билетах: в Египте, как и в России, есть большая разница в цене на музеи для туземцев и иностранцев. Для иностранцев музеи-храмы по 40-80 LE. 1€ = 7 LE. Подняться на Каирскую Башню стоило 60 LE с каждого. Без различия на детей.

 

 

 

Поднялись. Пофотографировали. Спустились. У подножья встретились с нервными французами. Пожилая, дорого одетая пара. «Вы сколько заплатили за билет»? — негодующе спросил у нас мусьё. Я честно ответила. «Но это грабеж! Это же слишком дорого»!

 

— А это того стоит? — менее воинственно поинтересовалась дама.
— Не знаю. — ещё раз честно ответила я.

 

Французы возмущенно замахали руками. Очень подмывало спросить в ответ, известна ли им цена билета на верхушку Эйфелевой Башни. Не спросила. Лениво. Да и не Париж тут… (10,70 €)

 

 

 

Посещение башни убило не более 40 минут. Гид молчал.

 

Я вспомнила, что рядом с гостиницей проезжали мимо зоопарка. «Самый большой зоопарк (не знаю в сравнении с чем), с животными Африки». — «Хороший зоопарк»? — «Очень хороший»!

 

— Да не волнуйтесь, вы нас только довезете до зоопарка, а дальше мы уж сами.

 

Гид облегченно вздохнул.

 

Ну вот кто ещё может похвастаться, что был в зоопарке в Каире?

 

 

Мне и самой до слез смешно.

 

Там даже билетов для иностранцев не предусмотрено. Посему сэкономили. Не знаю, сколько стоил «главный» билет (платил гид), но судя по цене «дополнительного» билета в террариум, который покупала я сама — не дорого. Билет в террариум стоил 1 LE.

 

 

 

Зверья, впрочем, в каирском зоопарке не много. Зато много людей. И много пространства (скорее «парк», нежели «зоо»). Очень грязно. Среди куч мусора многодетные семьи расстилают подстилки, устраивают пикники. Я всё пыталась подсмотреть, как принимают пищу замордованные тетки (в тотальной парандже которые), но не подсмотрела. А тотально- задрапированных матрон тут было чуть ли не большинство. Чинно. С толстыми мужьями. С кучей замызганных детей.

 

 

 

У большинства очень грязная одежда. Особо противно выглядят мужики в до полу серых халатах, с толстым лоснящимся от грязи животом.

 

 

 

Но особо порадовали охранники. Охранники клеток с животными. Буквально каждый протягивал нам фотографию какого-нибудь чела со львенком, или с крокодильчиком, на руках, и широко улыбаясь широко отворял двери клетки, тянул Сашу, Егора и Настю внутрь:

 

— Заходите, детки, в клетки! Фотография с медвежонком!

 

В клетке реально медведь. В другой «львенок». Правда, с момента рекламной фотографии львенок успел подрасти.

 

— Один евро! Один евро! Всего один евро!!!

 

Ну как всего за один евро не воспользоваться такой оказией? Ну как не запустить собственных детишек в клетку со львом?!

 

 

 

Из зоопарка домой шли пешком.

 

Поскольку пробки, и пешком явно быстрее. А главное: что бы ловить такси в нужном направлении надо перейти дорогу. А если ловить не в правильном — совсем долго выйдет.
Расчет оказался ошибочным. На пешем пути тоже встал перекресток к преодолению. Я немедленно решила взять-таки такси, всё что угодно, но не бросаться под колеса местных водил. Жан-Реми с Сашей и Егором ринулся и преодолел. Захотелось его убить на месте за такой риск. Но на месте его уже не было. Пришлось вцепиться в Настю и идти догонять убивать.

 

Дождалась прогалины, добежали до середины перекрестка, машины поехали со всех сторон. Истерика. Хорошо чувак в одном направлении попался, сжалился над тупой непуганой туристкой, грудью заслонил, остановил движение, позволил нам с Настей добраться до другого берега. Живыми.

 

Я, конечно, авантюрный человек. Но не до такой степени. Вернее: авантюра синдрому матросова — рознь.

 

В гуще автомобилей проследовал ослик с телегой. Осликов вообще здесь много. Больше, чем лошадей. Зачастую ровно посередине дороги. Если не по левой полосе на «хайвее».
Фотографирую транспорт и манеру движения. Пытаюсь сфотографировать камикадзе-пешеходов. Фотографии драматизма реальности не передают.

 

 

 

Фотографирую что попало.

 

Тротуары раздолбаны и мусор кучами.

 

 

 

(…)

Редко в жизни я испытывала столь великое чувство облегчения, как в этот раз, добравшись наконец до гостиницы. Что ни говори, Каир — не город для медитации и неспешных пеших прогулок с детьми.

 

 

Поели, попили, легли спать рано. В три ночи вставать.

 

В три ночи встали. В три тридцать получили от гида SMS, что он приедет на час позже назначенного времени. Фигась себе! Что делать целый час в три тридцать ночи? Вот только не читать!

 

 

 

Дети смотрели мультики, я от нечего делать фотографировала. Заодно запечатлела наши временные хоромы. Четыре комнаты номер. Большие комнаты. Всё хорошо. Сортир с душем как с помойки украли.

 

 

 

Вот есть страны, где сортир — самая важная вещь. Тот же Таиланд. Может быть какая угодно хибара или забегаловка, но сортир, во-первых — идеально чист, во-вторых — максимально «богат». В других странах всё наоборот: золоченые фиговины на парадной двери, и полная кака в сортире / ванной (Франция, например).

 

Кому что больше по нраву?

 

Мне: чтоб и парадная дверь, и чтобы сортир. Но сортир эмблематичней.

 

В нашей гостинице сортир и душ были гаденькими.

 

Да и парадная дверь? Тут что-то отвалилось, сям что-то наперекосяк, тут никогда и не было, сям никогда и не будет. На первый взгляд — ах! — золото и бахрома, а приглядеться….

 

Опять же мои любимые тайцы: у них как раз всё доведено до самой высшей точки perfection. И орхидеи в сортирах.

 

Ладно. Привередничаю. Хороший большой номер. Кроме четырех комнат — чемоданная, дрессинг, две ванны. Так что запечатлела.

 

Гид приехал в пять.

 

Самолет вылетал в семь.

 

Большего бардака я наверное в жизни моей не видела. Тем более в аэропорте. А я во многих аэропортах была. Ладно, местными линиями в Уганда или Туркменистане не летала, но по Бирме летала, или по Вьетнаму с Украиной, например.

 

Давка и ор такие, будто люди не на рейсовые самолеты с пронумерованными билетами идут, но на последнюю шлюпку с Титаника ломятся. С другой стороны понятно: у всех вылет через 15 минут, а их ещё до регистрации не допустили. Хотя и не понятно: ясно же, что без всех нас самолеты не улетят.

 

А улетали одновременно два самолета в Асуан, два — в Луксор…

 

Самым удивительным для меня впоследствии было то, что в Асуане мы всё-таки получили наш багаж, причем полностью. Как он не улетел в Луксор, или ещё куда — просто загадка.

 

Или чудо.

 

В давке Жан-Пеми поругался с какой-то теткой (поскольку громко и по-английски сказал, что думает про неё, когда она принялась оттирать Сашу). Я из чемоданов ручной клади строила забор вокруг Насти. Дабы не затоптали. Молодая женщина с маленьким ребенком на руках упала в обморок. Серьезно и надолго. Пришлось её выносить. Что в толпе не просто. Все неимоверно орали, психовали, толкались. Одна я была спокойная, кажется. Чего нервничать? Всё равно, что злиться и нервничать в пробке. Будто от этого быстрее поедешь. В пробках я читаю книжки.

 

— Самое забавное, — говорит Жан-Реми, уже пристегивая ремень в самолете и оглядываясь по сторонам, — Вот так поругаешься насмерть с кем-то в аэропорту, а потом окажется, что это твой ближайший сосед на круизном корабле, и тебе с ним за одним столом всю неделю сидеть…

 

Мораль: сохраняйте выдержку, благородство и спокойствие при любых обстоятельствах. Ну или сразу пристрелить.

 

Продолжение следует…

 

см также:

http://en.wikipedia.org/wiki/Cairo_Citadel

http://en.wikipedia.org/wiki/Cairo_zoo

http://en.wikipedia.org/wiki/Cairo_tower

http://www.touregypt.net/featurestories/muhammadalimosque.htm

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

продолжение следует…

 

 

 

 

0 ответы

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.