Большое Египетское Путешествие. День третий. Музейно-Папирусный.


(продолжение. предыдущая серия здесь. а самое начало тута)

 

Большое Египетское Путешествие.

День третий. Музейно-Папирусный. Очень озлобленный.

14 ноября 2008. Часть 5.

 

Кто только чего у Египта в каких количествах не воровал, куда тока не увозил (ох уж не знаю теперь, насколько это нехорошо), но всего вывезти таки не удалось. Осталось и на Музей в Каире. Большой музей. Богатый. Удивительно бестолковый.

 

 

 

В смысле обустройства экспозиции и распределения посетительских масс. К экспонатам (утром) не пробраться, объяснений гида не расслышать, все орут, толкаются, перемещаются стремительными толпами ничего толком не видя и не понимая. Все особо многочисленные «группы» приходят в музей ровно одновременно, к открытию: в 9:00. То есть до 10:00 в музей вааще не войти. Так что вот, совет: приходите туда не ранее полудня. Если вы не чересчур скрупулезный музейный червь, времени обстоятельно на всё полюбоваться хватит вполне. Уж насколько я люблю музеи и все мелкие буквы в подписях к каждому экспонату, но и мне удержать прочих членов моей семьи в стенах сего кладезя артефактов колыбели человеческой цивилизации далее трех часов пополудни не удалось.

 

А поскольку, как выше сказано, гулять по Каиру нельзя, постольку после музея надо было ещё придумывать, чем бы забить вторую половину дня.

 

Придумывать долго не пришлось. Благо гид всегда рядом. Находчивый. Привез на «экскурсию» в мастерскую по производству папирусов. С вытекающими отсюда последствиями в виде утекающих из карманов денег. Мы-то с Жан-Реми ещё в первый наш приезд как следует по папирусам отметились, но теперь дети подсели.

 

 

Да, а перед папирусами зашли поесть. В Pizza Hut, для разнообразия. Уроды! Pizza Hut у них есть, а пива в ней нету! Нет, ну я конечно всё знаю и понимаю, мусульманская страна, всяк такое, но не до такой же степени!!!

 

Кстати о мусульманстве в Египте.

 

Уж не знаю почему, но трое из троих местных людей, с которыми пришлось тута общаться, как-то очень странно и чересчур обтекаемо отвечали на вопросы относительно местных нравов и обычаев. Не то, что бы они вовсе отрицали мусульманство всего Египта, или сами лично от мусульманства отрекались, нет, отнюдь, сами были вполне мусульмане, но как-то всё у них на словах выходило совсем не так, как виделось собственными глазами воочию. Трое из троих. То есть для нас — 100%. 1) главный чувак от агентства, который всё координировал и курировал по Каиру, 2) гид по Каиру, 3) гид на корабле по Нилу.

 

Первый зачем-то уверял, что в Египте мусульман только 60%, а остальные 40% — христиане, Копты по преимуществу (по данным из «cia.gov/library», мусульман 90%, Коптов 9%, прочих христиан 1%; по данным из en.wikipedia.org мусульман — 90%, христиан — 16%, но это я не знаю, как они считают).

 

Второй гид ревностно объяснял, что настоящие египтяне — коренное население — есть потомки фараонов, а вовсе не арабских мусульманских завоевателей; что фараоны мусульманами не были, и что все эти тетки на улице, замотанные в непроницаемые тряпки с головы до ног — это вовсе не египтянке. «А кто»? — «Здесь много пришлых племен».

 

У третьего гида я сама спросила: случается ли сегодня в Египте, чтоб женщина не покрывала головы, и если да — как на то смотрит общественность?
— У нас очень много женщин, которые не носят платок. В Египте нет «традиционной одежды». Каждый одевается, как хочет. И никто никого ни за что не осуждает. А то, что сегодня многие носят платок- это мода такая. Двадцать лет назад все в мини-юбках ходили…

 

 

Не знаю, не знаю. Двадцать лет назад не видела. И двадцать лет назад экономика (демография) в Египте была, кажется, не столь катастрофична, как сегодня, и всевозможные «исламские группировки» не были столь сильны. А теток без тряпья на голове сегодня на улицах Кира практически нет (за исключением туристов). Чаще всего это просто хымар (платок, не закрывающий лица, спускающийся до пояса). Но гид прав: особых традиций в ношении хымара нет. Кто поверх джинсов его накручивает, кто более благочестивые юбки до земли носит. Молодежь. Платки разноцветные, яркие, веселенькие. С возрастом цвета тускнеют, линяют до серого (коричневого, черного), а платки всё больше превращаются в «никаб» (тряпье с головы до ног). Впрочем, я не специалист по муслимской одежде, не знаю точно как всё это называется. Знаю только, поскольку своими глазами видела, что вопреки всем уверениям гида, большинство женщин одеты весьма «традиционно». И не мало откровенных «черепашек нинзя» (тетки в черном с прорезью для глаз). С непривычки выглядит, конечно, отвратительно. Я расистка и анти-муслимка, понятно… но всё равно отвратительно.

 

 

Припоминаю как однажды ждала кого-то в аэропорте, встречала, среди других встречающих. Вдруг стоявшие рядом со мной девицы радостно завизжали, запрыгали, замахали приветственно руками — навстречу им выходила вот такая черепашка нинзя. Без малейших опознавательных знаков. Задумалась: а как они узнали, что это именно она? Самолет явно из эмиратов каких-то был, абсолютно идентичных черепашек не одна штука… И ещё вопрос (надо будет при случае у погранцов спросить): а как они паспортный контроль проходят? И что у них на фотографии в паспорте? Такая же черная простыня? Ведь им же нельзя никому лица показывать? Или только мужчинам нельзя, и они исключительно женских фотографов- погранцов пользуют?

 

А Жан-Реми рассказывал, как летел однажды в Джедда, в салоне полно бизнесс-девиц в мини юбках и прочее подобающее, и тут командир самолета объявляет о приближении воздушного пространства родной страны (Саудовская Аравия). Немедленно мини-юбки достают из своих сумочек черные балдахины, бизнесс-девицы исчезают, остаются черные кули.

 

 

Вот я почему-то всегда именно так и подозревала — сплошные вранье и лицемерие. Ну не верю я будто тамошним теткам, как повсеместно о том утверждается, самим так наряжаться нравится. Мол просто нам, развратным западным сучкам, их высокого менталитета не понять. Но почему же тогда, как только в какой суровой муслимской стране хоть сколько владычество аксакалов преуменьшается, так тетки немедленно в мини юбки переодеваются?

 

Мой любимы гид Lonely Planet взаимонепонимание менталитетов, западного и египетского (муслимского), комментирует, в том числе, так: «многие западные женщины представляют себе египтянок как репрессированных жертв в парандже, тогда как подавляющее большинство Египтянок видят западных женщин как сексуально озабоченных и аморальных».

 

Какой нафиг «сексуальная озабоченность» у западных теток! То есть где она, настоящая озабоченность? Вот видеть в тетке исключительно объект утилитарного сексуального пользования, и потому даже от глаз чужих под черным тряпьем прятать, не дай аллах кто посторонний заторчит, вот это да — сексуальность! Конкретная. Тотальная. Не тетка — а тумбочка для хозяйского впрыскивания.
Ой, тока не надо мне объяснять что к чему. Я сама много чего знаю.

 

Возле пирамид в Гизе всё-таки не удержалась, запечатлела сцену. Семейная пара (а как же!): она ему позирует, он ее фотографирует, а я думаю: зачем? Там же всё равно окромя черного балахона ничего не видно. Эдак не всё ли равно, кого фотографировать? И как потом различить?

 

 

И другой вопрос, быть может кто знает: почему во многих жарких странах традиционная одежда — черная? Ведь жарко же? Почему и отчего всё так сложилось и какой же из того следует вывод?

 

На юге Египта гид пояснял: черный цвет — самый благородный цвет. Цвет почитания. Женщина, одетая в черное сама себя уважает. И другие её уважают. «Но ведь жарко»? — «А что поделать»?
Может, экваториальные народы генетически приспособлены к жаре, как жители высокогорий генетически приспособлены к недостатку кислорода? Может им просто не жарко? — Фигушки! Тот же гид жаловался мне, что в летние месяцы у них работы совсем нет, потому, что в летние месяцы выйти прогуляться до храма Хатчепсут, например, абсолютно невозможно. «Кожа плавится». У них, у местного населения.

 

Полиция тоже одета в черное. С длинным рукавом, манжетами на пуговицах, из очень толстого плотного сукна. Наверное, всё-таки, какие-то гены жароустойчивости у них всё-таки есть.

 

А в целом, без обиняков — неприятный народ. По крайней мере для заезжего туриста.

 

По всем параметрам. От агрессивного вездесущего вымогательства шалеешь в первый же вечер пребывания, от ненависти к тебе, как к носителю кошелька, с содержимым которого ты почему-то не спешишь расстаться ради всякого встречного — на вечер второй, от абсолютно наглого вранья и уголовного мошенничества приходишь в себя уже тока по приезду домой, через неделю. Но об этом чуть позже.

 

Ещё есть у них такое качество, которому я никак не найду определения. Поскольку в рамки нормального человеческого поведения не входит. Никак. «Агрессивный беспредел». Я вот о чем: все эти грязные мерзкие жЫвотные всё время трогали руками Настю. Особенно Настю. Егора с Сашей тоже. Наш гид застенчиво заступался: «Настя такая милая, такая беленькая, такая прекрасная»!!! «Как Вы, Госпожа Елена, и Вы, Господин Жан-Реми». Политкорректный, блин (про главу агентства, который нас встречал/провожал по ночам в Каире, который повсюду реально присутствовал и разруливал ситуации ничего плохого не скажу, ответственный чувак; кстат, сообщил, что хоть и мусульманин, но бухает как нормальный человек…. я из этого ещё теорию выведу….)

 

Госпожу Елену и Господина Жан-Реми никто руками, понятно, не трогал. Но вот дети огребали по полной. Насте волосы пачкал буквально каждый второй. Пока были в музее, где множество групп аборигенного происхождения, Настю просто затерроризировали толпы неуемных девиц в платках по щиколотку. Блин! Сами в тряпье заворачиваются, а бедную белую девочку насилуют публично массово. Я бы на них посмотрела, в Лувре, если бы все французы вдруг бросились бы щипать их за щеки и гладить по голове! «Ах какая черненькая, ах какая прелесть»…

 

Обычно когда мы ходим по музеям, дети выбирают что-то, наиболее понравившееся, и садятся это рисовать. Тем временем как любознательная мама отчаливает читать мелкие буквы на этикетках под экспонатами. В Каирском Музее не прошло. Как только дети уселись рисовать, их немедленно атаковали толпы безобразных туземцев женского пола. Отбиться невозможно. Даже пара местных охранников вмешалась, видя кошмар в младенческих глазах, но разогнать агрессивные орды любвеобильных половозрелых тёлок даже им не удалось.

 

Вместо того, чтоб спокойно бродить по окрестным залам, пришлось встать грудью. «Как орлица над орлятам». Но и это не помогло. Грязные руки, как щупальца фильмов ужасов, тянулись со всех сторон к нежным щечкам моих детенышей…. Блин, стресс, я вам доложу. С рисованием быстренько покончили. Единственный музей, из которого не вынесено ни одного фамильного артефакта…

 

(…)

 

Возвращаешься в отель, как в дом родной. Всё-таки хоть и «туристические» якобы «пять звездочек», но никто с попрошайничеством не пристает, никто об детские белокурые головёнки грязные руки не вытирает, и в баре есть пиво, и в ресторане вино.

 

На фиг, на фиг всю эту колоритную самобытность.

 

Засыпая, бормочу: «Жан-Реми, если тебе вдруг предложат самый что ни есть золотой пост в Египте, мой ответ — нет»!

 

P.S.

Ну а поскольку в музее фотографировать нельзя, а папирусы не вдохновили, потому фоток почти нет.

 

P.P.S.

из комментов той давней теперь поры:

«Наш каирский гид был как раз копт и он вообще не слишком хорошо отзывался об арабах и объяснял нам что арабы тут понаехавшие, а совсем даже не потомки фараонов, себя ес-но он относил к потомкам, даже в том же музее демонстрировал сходство профиля с одним из фараонов, в шутку типа, но в каждой шутке… и ещё так примерно рассказывал: «когда понаехали эти арабы, они не знали что это за пирамиды такие, они думали это горы, потому их разбирали на камушки отдельные и использовали как строительный материал»»

 

«вот так умирают цивилизации… отреставрированные руины Кремля и Лувра тоже скора понаехавшие демонстрировать будут… интересно, кому?»

 

(продолжение следует)

 

 

 

(продолжение следует)

0 ответы

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.