Настоящая история про Кукушку. Сказка для маленьких детей.

 

Настоящая история про Кукушку.
(сказка для маленьких детей)

 

— Малыш мой, не плачь, ты же знаешь, мне на работу надо идти, надо денежки зарабатывать, хлебушка тебе купить, погремушку новую. Не грусти. Я быстро вернусь. Дай я твою лапку поцелую. Ты кулачек зажми, там мой поцелуй будет жить. А как разожмешь кулачек, к щеке поднесешь, так всякий раз будто я тебя поцеловала. Не плачь. Хочешь, я тебя к детишкам Иволгам отнесу пока? Тебе с ними веселей будет. Хочешь?

Мама Кукушка ухватила сыночка клювом за загривок и отнесла в гнездо к соседям, Иволгам.

— Вы уж меня простите, госпожа Иволга, что добротой вашей злоупотребляю, Кукушонка вам своего подкидываю. Да уж больно плачет он, боится дома один оставаться, а с вашими-то детишками ему куда веселей будет…
— Да ладно, ладно уж, что я, не понимаю разве, — всплеснула крылом Иволга, — Без отца расти… Да и вам, без мужа-кормильца… Ох и подлец он у вас был, сказать по чести. Бросить мать одинокую, дитя малое!!

 

 

Улетела Кукушка на работу. Мать Иволга на кухню воротилась, кашу гречневую доваривать. Кукушонок с маленькими Иволгами играет. Да так заигрался, забегался, запрыгался, что из гнезда нечаянно и выпал. Дети Иволги закричали, загалдели, а мать их и не слышит ничего – каша у нее на плите варится, а что дети галдят, ну так что, что галдят, возраст у них такой.

Очухался Кукушонок среди травы высокой один, крылышко ушибленное потирает, испуганным глазом вокруг озирается. Вверх головку свою глупую поднял, гнездо Иволги ищет. Только за густой листвой высоких деревьев увидишь разве что? Совсем Кукушонок перепугался, перышки от страха дыбом встали. Тут из-за кустов Заяц Серый выпрыгивает.

— Беги, беги отсюда скорей, — кричит Заяц, — сюда Старый Лис идет, носом мокрым водит, зубом желтым лязгает! Беги! Спасайся!!!
— Не могу я быстро бегать, — заплакал Кукушонок, — маленький я еще…
— Ладно, — сжалился Заяц, — цепляйся мне за шерсть, на спину залезай, вместе убежим.

Кукушонок на спину Зайцу забрался, Заяц со всей мочи прочь бросился. Через коряги перепрыгивает, через овраги перемахивает, ромашки с папоротниками так в глазах и мелькают. Добежали до болотца зеленого, Заяц с кочки на кочку перескакивает, до другого берега доскакивает, под куст клюквы развесистой прячется, дух переводит. Старый Лис по ту сторону бола бродит, лапой заводь пробует, да в воду идти не решается, в тине утопнуть не рискует. Побродил, побродил так, да и ушел восвояси ни с чем. Заяц с Кукушонком из убежища выбрались, целы, здоровы. Заяц радуется не нарадуется, Кукушонок грустный сидит, всей грудкой своей вздыхает.

— Что ты, глупый, печалишься? – удивляется Заяц, — Мы от самого Старого Лиса ушили! Самого Старого Лиса с носом оставили!!!
— Как же мне не печалиться? Мы с тобой вон как далеко убежали. И как же теперь меня мамочка моя найдет? Где теперь гнездо соседки Иволги? И где мой дом?
— Н-да, — задумался Заяц, — задача, конечно, не простая. Я ведь тоже точно и не помню, где именно я тебя подобрал. Да и Лис там Старый рыщет.

Кукушонок совсем разрыдался, «Мамочка, Мамочка,» причитает. Серый Заяц брови в раздумье хмурит:

— Знаешь что, — говорит, — мы здесь с тобой еще подождем немножко, грибов-ягод поедим, сил наберемся, Старый Лис тем временем к себе в нору уйдет, а мы тогда через болотце потихоньку назад вернемся, глядишь, твой дом по соседству от Иволгу и отыщем.

Сказано, сделано. Благо грибов и ягод вдоль болотца сколько хочешь растет, никуда и ходить не надо. Кукушонок с Зайцем как следует подкрепились, на мху мягком растянулись, поспали с часок-другой, да с новыми силами в обратный путь пустились. Одно плохо: Заяц так быстро от Лиса давеча убегал, что теперь ничего вкруг себя узнать не может. Дубы стоят столетние, папоротники растут великие, белки с ветки на ветку перепрыгивают, ежики сквозь чащобу травяную пробираются…

— Белки, Белки, — кричит задрав голову Заяц, — вы там по верхушкам деревьев летаете, все с верху видите. Гнезда Иволги случаем не встречали?
— Гнездо-то иволги мы встречали, — отвечают Белки, — да не одно! Иволог в нашем лесу много. Тебе какое гнездо-то надобно?
— Не знаю я, — говорит Заяц, — там вроде как птенчики еще были…
— Так птенчики в эту пору в каждом гнезде водятся…
— …еще трава внизу высокая…
— И травы высокой повсюду виданно-невиданно…

Опечалился Заяц. Не знает как бедному Кукушонку помочь. Зовет на помощь Ежиков.

— Ежики, Ежики, вы средь травы высокой бегаете, в листьях палых кувыркаетесь, не встречали ли где такого места, где трава примята, листья разворошены – туда Кукушонок из гнезда Иволги упал?
— Мест с примятой травой в лесу много, листья от малейшего дуновенья ветра ворошатся, как поможем тебе? – отвечают Ежики.

Так ходили-ходили по лесу Кукушонок с Серым Зайцем, так бродили-бродили, никуда не выбрели. А уж и вечер наступает, под кронами деревьев сумерки сгущаются. Серый Заяц говорит Кукушонку:

— Знаешь, мне домой пора, меня тоже мои детки ждут. Хочешь, пойдем со мной.
— Нет, — отвечает Кукушонок, — я здесь останусь, буду маму ждать. Если никуда не ходить, на месте сидеть, мама меня обязательно сама найдет.
— Дело твое, — вздыхает Заяц, — Оставайся, только осторожно – услышишь вдруг шаги чьи незнакомые, прячься скорей в кусты, вдруг лиса это, или волк голодный.

Жалко Зайцу Кукушонка одного в лесу оставлять, да делать нечего – домой возвращаться тоже надо, жена, дети голодные…

Остался Кукушонок один на тропинке, темно совсем становится. Бежит мимо Ежик с Ежонком:

— Кукушонок, Кукушонок, что ты один здесь сидишь, плачешь? Пойдем с нами. У нас в норке тепло, сытно, Ежата мои тебе рады будут,- говорит папа Еж.
— Пойдем, — дергает за лапку Ежонок, — вместе играть будем.
— Нет, — отвечает Кукушонок, -я не могу. Я маму жду.

Зафыркали горестно Ежик с Ежонком, да делать нечего, дальше побежали.

Тут Белка на ветку соседней елки прыгнула, увидела Кукушонка одного, ниже спустилась:

— Кукушонок, Кукушонок, что ты здесь так поздно один сидишь, плачешь? Пойдем со мной. У меня в дупле орешки свежие, грибы белые, яблоки…
— Нет, — качает головой Кукушонок, — я не могу. Я маму жду.
— Как знаешь, — пожала плечами Белка, — ну а надумаешь если, приходи. Я вон на той сосне живу.

Взлетела Белка по стволу вверх, и исчезла в еловых сумерках. Тем временем совсем ночь наступила. В небе звезды зажглись, месяц из-за кроны самого высокого в лесу дуба вышел. Съежился Кукушонок посреди тропинки в комочек, перышки от ночной зяби дыбом топорщатся, слезы из больших круглых глаз горошинами стекают. Всхлипывает Кукушонок безутешно, маму тихим голосом зовет. А мамы нет, мамы… И налетает тут на него Сова Хищная, лапы цепкие навострила, когти острые выпустила, клювом прожорливым клацает, крылом тяжелым бьет. Кукушонок полные слез глазенки на нее поднял, и не испугался даже. «Прощай, моя Мамочка», — только и вымолвил безнадежно. Сжалилась над ним Сова, о своих детях Совятах вспомнила.

— Ладно, — говорит Сова, — Не бойся, ничего я с тобой не сделаю. Пойдем лучше ко мне в гости, с Совятами моими поиграешь, червячков поешь, на мху мягком спать ляжешь…
— Нет, — всхлипнул в ответ Кукушонок, — я не могу. Я маму жду.
— Ну так давай я тебя в когти себе потихоньку возьму, мы вместе над лесом полетаем, маму твою поищем.
— Спасибо тебе тетя Сова, но я лучше здесь останусь. Мы с Зайцем Серым уже целый день по лесу вместе бегали, целый день маму мою искали, да все напрасно. А мне моя мамочка говорила всегда: если потеряешься вдруг однажды, на одном месте стой, никуда ни с кем не ходи, тебя мамочка сама найдет.
— Что ж, — согласилась Сова, — тоже правда. А я уж всем Совам-Филинам в округе скажу, чтоб не трогал тебя никто, чтоб от Волка с Лисом охраняли.

Улетела Сова восвояси. Кукушонок перышки свои еще больше распушил, голову под крылышко спрятал, да и заснул.

А мама Кукушка все это время над всем лесом в ужасе летала, сыночка искала. «Ку-ку, ку-ку, ку-ку, ку-ку»!!! Как вернулась она вечером с работы, как обнаружила пропажу, так сердце ее оборвалось, в глазах потемнело, в голове поплыло. Посыпались на землю принесенные с работы подарки: бабочки на обед, гусеницы на ужин, погремушка новая, машинка заводная, носочки шерстяные теплые… Взметнулась Кукушка в потемневшее небо, заметалась над опустевшими кронами, «Ку-ку, ку-ку!» — что есть сил закричала. Да только далеко Заяц Кукушонка от страха унес. Не услышал Кукушонок мамочкиного зова.

Так и остался один на тропинке. А Кукушка с тех пор и днем и ночью над лесом мечется, «Ку-ку» без устали кричит.

А люди несведущие друг другу рассказывают: «Вот ведь бесстыжая, кукушка! Дитя родное в чужое гнездо подкинула. Гуляет теперь себе в удовольствие, песни поет».

Несправедливы люди.

 

Конец.

февраль 2002 г.

 

Картинки просто так. Нарисовано в 1980-ых.

 

 

 

 

 

 

 

0 ответы

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.