Кто был предком «первых франкских королей»? Рим и варвары.

 

 

…продолжу, как ни в чём не бывало… Будто не было сего чудовищного промежутка во времени и пространстве…

 

Краткое содержание предыдущих серий пересказывать не буду. Если кому интересно – сами посмотрите. Хотя бы начиная с «Начала начал». Дабы дальнейшее понятнее было… И не вызвало недоумения, причём тут всё то, что далее последует, и какое отношение к «Рассказкам про Париж».

 

Всегда интересно проследить, почему и по какой такой причине, тот или иной город оказывается столицей. Особенно такой столицей, как Париж. Как так всё получилось, и кто виноват?

 

Потому и забралась я в те дебри, в которые забралась. С каждой «рассказкой» усугубляя и усугубляя. Римлян пришлось вспомнить.  Потом ещё раз их же припомнить. Потом про Хлодвига неосторожно упомянуть. Причём опять же дважды.

 

И вот так докатились мы уж до совсем мифических Фарамондов с Меровеями. От которых теперь уж никак не избавиться, и приходиться продолжать…

 

(краткое содержание предыдущих серий обещала не навязывать, но обманула: полное содержание подсунула)

 

Итак, остановились мы на «династообразующем», «эпонимическом» Меровее… Которого, быть может, на самом деле и не было. Но вот зато сын его, Хильдерик Первый (Childéric I, ≈440 — 481 гг) «абсолютно точно установлено» — действительно существовал. И уже достаточно подробно задокументирован (забавно, что у Меровея отец, скорее всего — настоящий, не вымышленный, и сын Меровея – «первый представитель династии Меровингов, чьё существование засвидетельствовано с полной уверенностью», а вот сам Меровей – сын морского чудовища)…

 

Про Хильдерика и его неуёмный любвеобильный нрав я уже рассказывала. Вскользь. Там же про его женитьбу и про вещий сон, относительно рождения великого Хлодвига Первого (почему он «великий» — в последующих рассказах). То есть, рассказывала скоренько, исключительно в связи с отцовством. Однако «первый исторически задокументированный» Меровинг, без сомнения, заслуживает гораздо больше внимания. Хотя бы ради его могилы…

 

Но начнём, как водится, издалека.

 

«Меровинги (фр. Mérovingiens, нем. Merowinger и Merovinger) — первая династия франкских королей. Правили с конца V до середины VIII века на территории современных Франции и Бельгии, а также на части земель Германии и Швейцарии. Происходили от салических франков, которые в V столетии обосновались в Камбре и Турне. (…) Династия Меровингов вышла из франкской аристократии. Франки, объединённые в лигу начиная с III века нашей эры, постепенно расселились по северным землям Римской Империи, в частности – в Бельгийской Галлии, где обосновались предки Меровингов».

 

Зададимся вопросом: а кто это такие – «франкская аристократия», из которой способны выйти «короли»? Франки – они же варвары! Мы отлично знаем! Такие волосатые, грязные, вонючие, в звериных шкурах и поедающие кабанов голыми руками. Ой, нет, ошиблась. Кабанов – это Обеликс! Он не франк, он гордый Галл! Это же совсем другое!

 

На картинке: шок встречи культур

 

 

Спрашивали – отвечаем:

 

Римская Империя до «времени упадка» расцветала и благоденствовала. Что получило название Pax Romana (время относительного мира, I – II AD). Увы, в первой трети III века случилось то, что впоследствии назовут «Кризис III века». После смерти последнего из императоров династии Северов (Severi, 193 – 235), в Империи начинается хаос и анархия, бесконечные междоусобные войны, узурпаторы, заговоры, убийства. Цезари и Августы сменяют друг друга с невероятной скоростью. Редкий Император засиживается на троне долго, до «естественной смерти» доживают единицы… Буквально, за всё время «Кризиса» — один или два. Остальных либо подло убили, либо сами поубивались в боях…

 

Причин «Кризису» называется много. В том числе и внешних. Но мы поговорим о делах внутренних.

 

На картинке: Римская Империя в эпоху своего апогея.

 

 

По своим размерам Империя к сему моменту давно уже достигла «апогея». Ещё чего бы то ни было ценного завоевать вокруг всего средиземного моря — больше нет. Экспедиции за золотом и рабами посылать дальше некуда. И не на что. И времени среди всех этих внутренних войнушек нету. А охрана столь протяжённой границы («варвары» не дремлют) стоит дорого. Казна пустеет. Без рабов рабовладельческой Империи плохо. Обширные фермы должны возделываться руками самой дешёвой рабочей силы. Увы, за одно столетие цены на «servus» (servi) выросли в 20 раз. Фермы хиреют. Резкое похолодание, отмеченное к началу III века, ситуацию усугубляет. Еды производится всё меньше и меньше. Меньше еды – меньше людей. Меньше налогоплательщиков. Меньше солдат. Больше болезней и эпидемий. Смертность растёт, рождаемость падает. Всего за время «Кризиса» Империя потеряла около двадцати – тридцати процентов популяции (по разным источникам)…

 

На картинке: температурный график 2000 последних лет.

 

 

…Зато деньги совершенно обесценились: в начале III века в серебряной монете самого серебра было около 95%. К концу века — менее 2%. То есть медные кругляшки просто купают в серебре, «серебрят» поверхность, и раздают народу под видом денег. Но «серебрёнка» быстро линяет и народ проявляет недовольство. Даже не смотря на то, что таких «денег» издаётся ну в превеликом множестве! Вплоть до того, что штамповать их становится дороже наштампованного. К середине III века казна опустела вовсе. За что на податное население — классический приём — навешивается всё больше и больше налогов. Население от такой несправедливости приходит к мнению: «пора валить». Кто-то «валит» «в партизаны» внутри страны. Кто-то предпочитает «свалить» к «варварам». В первую очередь к германцам. И уже с «варварами» нападать на Империю. Нападки «варваров» – кого бы удивило – зачастили. К концу III века тотальное безденежье вынудило правителей Империи сократить расходы на оборону «Limes» — укреплённых границ. Первым делом в Галлии, откуда вражеских вылазок давно уже не было.

 

На картинке: Limes Germanicus.

 

 

…По ту сторону «limes», однако, тоже не дураки. Обнаружив, что замок с границы снят, германские племена ринулись в брешь. Громить и грабить. С тем большей лёгкостью и удачей, что границы свои Рим охранял именно по границам, внутри обширных пространств – «чисто поле». Так грабительская экспедиция германцев, возможно Алеманов, прошла однажды от Меца (Metz, город на северо-востоке Франции) до самых Пиреней (Pyrénées, горы на юго-западе Европы). Прихватывая всё, что только под руку попадётся ценного. По возвращению домой, один из кораблей (перегрузили от жадности) затонул в Рейне. На радость современным историкам. Извлечённые из пересохшего рукава Рейна между 1967 и 1983 годами сокровища поведали и «об их нравах» (высокохудожественные вещи резали на куски исключительно драг. металла ради), и о точном маршруте набега… В 242, 253, 276 гг франки и алеманы разоряют Галлию, Испанию, Италию. Скифско-готские войны (238—271 гг.) разоряют провинции Греции, Малой Азии и т.д… «Стали ли грабительские набеги варваров чаще, чем раньше? – Скорее всего нет. Но к III веку охранять столь растянувшуюся границу стало практически невозможно»…

 

На картинке: часть из 700 кг награбленного в III веке германскими варварами (алеманами?). Сокровища Neupotz.

 

 

Теперь настало самое время поговорить о «варварах». Вернее – о «варварах» и «варварах».

 

На картинке: Варвар типичный

 

 

«Варварами» изначально назывались (назывались греками, разумеется, от них всё пошло, см. «My Big Fat Greek Wedding») любые «иностранцы», не принадлежавшие «эллинскому миру» (ещё читай «История» Геродота, ≈484 BC — ≈ 420 BC). Конкретнее, «варварами» называли всех тех, кто не говорил на языке цивилизованных греков. Βάρϐαρος. Вместо ясного и чёткого «logos», эти дикари просто издавали ртом неприятные звуки: «ба-ба-ба» / «вар-вар-вар». Причём персы с египтянами, например, также относились к «варварам»…. Римляне мысль греков усвоили и «варварами» стали называть всех тех, кто не говорил ни по-гречески, ни на латыни. То есть для греков варварами были все, кроме них самих. Для римлян – все, кроме себя и греков. И «варвары» симпатий у римлян не вызвали. «Отец Истории», Геродот, описывает, например, совершенно варварские нравы скифов: пьют вино неразбавленным!!! И вообще: варвары волосатые, вонючие (вместо благоухающего оливкового масла натирают тело животными жирами), не умеют есть (едят какие-то похлёбки, вместо цивилизованного хлеба), не умеют пить (пьют пиво из деревянных плошек, вместо вина из стеклянных стаканов), их недисциплинированность сродни буйности их волосяной растительности, они не способны жить в городах, они не способны к цивилизации… Гуннов (чуть позже) римляне так вовсе «двуногими животными» назовут…

 

Со временем, впрочем, появляются нюансы. «Barbari» — это преимущественно те, кто живёт в «Barbaricum» — за пределами «limes». «Земля варваров» вне границ Империи. Эти «варвары» есть «alienigeni» (иностранцы), «hostes» — враги. Их можно повоевать и пограбить, увести в рабство. До тех пор, пока они не заключат с Римом «foedus» («договор о дружбе и сотрудничестве», так сказать). Такие варвары уже входят в категорию «foederati» — «федеративные». Это уже свои, «одомашненные» дикари (про принцип «федерации» племён я уже писала, вкратце). Этих «варваров» селят в приграничные зоны – как раз для защиты от «ещё больших варваров, чем варвары». Они быстро перенимают манеры и нравы «старшего брата», они учат его язык, они хорошо и верно служат. Римская провинция Галлия обзаводится собственными «варварами» из германских племён. Из вот из этих-то «варваров» и выйдут наши «первые короли в истории Франции».

 

Теперь вы понимаете, к чему я вам так долго всё выше нарассказанное нарассказывала?

 

Но вернёмся ещё ненадолго в Империю «Кризиса III века».

 

Итак, что имеем? – «Невиданный в истории» военный, экономический, социальный, демографический и т.д. и т.п. кризисы. Граждане «держаться там» без денег, но с налогами, не желают. Устраивают бунт за бунтом. Уходят в «багауды» (bagaudæ). Русскоязычная Вики «багаудов» характеризует как-то чересчур по советски: «участники антиримского освободительного движения, охватившего северо-западную Галлию, а потом и северо-восточную Испанию». На самом деле то были просто банды бродяг, разорившихся крестьян, сбежавших солдат и рабов, предпочтивших жить грабежом и разбоем, нежели голодать и батрачить, да ещё за налоги непосильные. Хорошо вооружённые и организованные, порой… Бесконечные гражданские войны уничтожают последние деньги и людей…

 

Сей хаос длится вплоть до прихода к власти Диоклетиана (Gaius Aurelius Valerius Diocletianus, ≈ 244 — ≈311). Диоклетиан вводит в Империи «Тетрархию» — четверовластную систему управления, состоящую из двух «Цезарей» и двух «Августов». Здраво рассудив, что в одиночку со всеми бедами, бунтами, восстаниями и набегами варваров по всей обширной территории со всех сторон – никак не справиться. Помощники нужны. Но «главный», безусловно, лично он. «Открывается новая эра римской истории — «доминант» («dominātus»). От «Dominus et Deus» — «Господин и Бог», как скромно, склонный к восточной напыщенности и цветистости, велел величать себя новоявленный Император, по некоторым данным – то ли внук, то ли сын, то ли чуть ли не сам – «libertus» — получивший свободу раб; в любом случае – выходец «из подворотни». Будучи сильно не любим христианскими авторами и историками за яростные гонения против Христиан, Диоклетиан, тем не менее, сумел невозможное: остановил «Кризис». «Железной рукой» навёл порядок внутри и снаружи Империи. Разогнал/победил бунтарей/варваров по провинциям и окраинам. Провёл мощные территориальную и налоговую реформы (приведшие, кроме прочего, к закрепощению крестьян). Реформировал армию и государственную службу, etc. etc… Империя, чуть было не рухнувшая во времена детства Диоклетиана, встала с колен, выстояла и окрепла. Считается, что на этом с «Кризисом III века» было покончено. Хотя…

 

На картинке: Диоклетиан. Археологический музей Стамбула

 

 

Одна из наиважнейших реформ – денежная – провалилась полностью (Edictum de pretiis rerum venalium, 301 г). Все попытки остановить инфляцию (путём контроля над ценами) привели к эффекту ровно противоположному. Тетрархия рухнула немедленно после ухода Диоклетиана от власти (305 г). Все зверства против Христиан, Слава Богу, «успехом» также не увенчались. Не пройдёт и двух десятков лет после отречения Императора-гонителя, как Христианство станет доминирующей религией Империи, и новый Император сам обратится в Христианизм.

 

Новый сильный Император — Константин Великий (Flavius Valerius Aurelius Constantinus, ≈ 272 – 337). Императором, под именем Константин Первый, провозглашён (армией, как было заведено) в 306 году. К 308 году в Империи – аж семь Императоров. Гептархия, мало чем отличающаяся от анархии III века. «Первая серия смертей позволила прояснить обстановку». Кого в борьбе за власть убили, кто, проиграв, сам себя убил, кого по поражению казнили… В 324 году Константин, покончив со всеми конкурентами, остаётся, наконец, на престоле один. «Впервые за сорок лет, Империя управляется единой властью». «Единовластие» Константина продлится долгих тринадцать лет…

 

На картинке: Константин Первый. IV век. Музеи Капитолия.

 

 

Константин I Великий велик многими деяниями, но в нашем случае нас интересует исключительно «варварский» фактор его правления. Именно при Константине происходит «великое переселение варварских народов» в Империю. И именно это нам важно.

 

Справедливости ради надо оговориться: «импортировать» приграничные племена на территорию Империи начал не Константин. Сия светлая мысль уже приходила в головы его предшественников, и они сумели с успехом ею воспользоваться. Например Галлиен (Publius Licinius Egnatius Gallienus, 218 — 268). Под «натиском варваров», Галлиен уже провёл (260 год) полномасштабную реформу армии. В том числе отстранил от военного командования бездарных, но знатных сенаторов, поставив на их место даровитых армейских «equitis» (конный рыцарь). А также «инкорпорировал» в армию побеждённых варваров. «Начав, таким образом, «варваризацию войск». Одновременно по всей Империи происходит переход власти в «новые руки»: «к семьям, доселе никогда не исполнявшим «имперские функции», провоцируя жёсткую оппозицию между «старой» и «новой элитой». Знать западных провинций приобретает титул «nobilitas» («благородство», «наиболее выдающиеся представители гражданской аристократии»). Заодно тот же титул достаётся и «шефам» соседних варварских земель. «Возводя их тем самым в самые высокопоставленные слои общества».

 

Константин в полной мере оценил пользу от перевода варваров — грабителей в ранг союзников и воинов собственной армии. Здраво рассудив: «наёмник-варвар — это хорошо, но целые варварские племена на службе Империи – куда как лучше» (здесь, ранее и далее я порой цитирую современного французского историка, «специалиста по варварам», Bruno Dumézil).

 

Начинает Константин с мелких побеждённых племён, «которых, конечно, можно было бы перебить, или обратить в рабство, но лучше завести их в Империю и поселить в обезлюдевших землях». За малыми племенами последовали «целые народы». Таких поселенцев называют «dedititii», «foederati», «laeti» или «gentiles», им выделяют заброшенные фермы и целые провинции (в Греции, например)… Армия так-же массово пополнятся за счёт наёмников «варваров». В III веке римские войска состояли, предположительно, на 90% из самих римлян (граждан империи). К 380 году 70% армии – «варвары». 90% командного состава — генералы, вышедшие из варварских племён. Тут, к слову, очень пригодилось то, за что православная церковь объявит Константина Святым: приняв Христианство (на самом деле не известно когда именно, возможно только на «смертном одре» в 337, но по «православной традиции» — в 312), он с чистой совестью конфисковал неисчислимые золотые статуи и позолоту языческих храмов, переплавил, так сказать, «истуканы на чистоганы», и вместо абсолютно обесцененных медных кругляшков ввёл в оборот супер солидную золотую монету, так и названную — solidus (во множественном числе – solidi, см. современное название «деньги» по-итальянски, или французское «sou»).

 

На картинке: монета в полтора solidus Константина, 327, Thessalonique

 

 

«Откуда брать новых солдат и поселенцев в таком количестве – ну конечно же с Севера»!

 

Известная история. «Теория климата» называется. Гиппократ, «О воздухах, водах и местностях» (Ἱπποκράτηςь ≈460 BC — ≈370 BC). Аристотель, «Политика» (Ἀριστοτέλης, ≈384 BC – 322 BC). Далее везде.
«Народы, живущие в холодном климате, народы Европы, в целом смелы, но без сомнения они ниже в интеллекте и в производстве; и если они сохраняют свою свободу, они политически недисциплинированны, и никогда не могли завоевать своих соседей. В Азии, напротив, люди обладают большим интеллектом, способностями к искусствам, но им не хватает отваги, и они остаются под игом вечного рабства. Греческая раса, находясь топографически посередине, объединяет в себе все качества этих двух»… Аристотель.

 

Дабы далее не цитировать древних авторов по отдельности и долго, процитирую резюме современного историка:

 

«Северные варвары имеют репутацию хороших воинов. По мнению римлян, чем севернее живёт народ, чем холоднее климат, тем больше концентрация крови в организме, и чем больше у вас крови, тем дольше вы можете продолжать бой, и если вас ранили – вы можете потерять больше крови. Также это замечательно тем, чем больше крови, тем выше плодовитость. Можно быть уверенным, что у скандинавов очень много детей. Есть только один недостаток: большое количество крови парализует мозг, так что северные варвары тупые. Но это не важно. Главное – они хорошие воины». Эдакие неисчислимые дуболомы.

 

Север столь плодовит, что возведён в качество «vagina nationum».

 

«Officina gentium aut certe velut vagina nationum», «кузница племён или лоно народов». «…И этот огромный Океан, в своей арктической, то есть северной части, укрывает очень большой остров, называемый Скандия. Вот с него и надо начинать (…) наше повествование, поскольку народ, о происхождении которого ты меня спрашиваешь, словно рой пчёл брызнул из лона того острова, дабы распространиться по Европе». (Иордан / Jordanès или Jornandès. «О происхождении Готов», VI век).

 

Как тут не вспомнить Бориса Акунина?: «Надо заметить, что у многих европейских народов существует предание о том, что их корни тянутся из Скандинавии. Готский историк Иорданес даже именует Скандинавию vagina gentium («лоно народов»). Однако вряд ли следует трактовать этот этногенетический вектор буквально. С точки зрения остальных европейцев, Скандинавия была концом света, за которым ничего уже не существовало, и «скандинавское» происхождение означало лишь, что предки пришли откуда-то очень издалека, с края земли. Кстати говоря, сами скандинавы, следуя той же логике, выводили свой род с далекого юга».

 

На картинке: расселение германских племён до «великого переселения народов»

 

 

…И прежде чем совсем возненавидеть чтение моих чересчур занудливых и никчёмных рассказок, постараемся закруглиться (на сегодня) и подытожить всё выше исписанное: итак, в IV веке наши многочисленные северные «варвары» уже как следует обосновались на территории или на границах Римской Империи. Их знать уже получила «звание» «nobilitas». Их генералы уже командуют римской армией. Осталось дождаться появления на сцене первых франкских королей…

 

Продолжение следует.

 

0 ответы

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.