Принесите мне голову Знатного Галла. Или не наши предки галлы. часть 6. Галлы — головорезы. Человеческие жертвоприношения.

 

Обсудив, в предыдущих главах, как бедных галлов все, кому не лень, ругали и напраслину возводили, от греков с римлянами до самих французов самых последних времён, продолжим прояснять ситуацию и выяснять как там что было на самом деле. По мере наших скромных возможностей и за практическим отсутствием достоверных источников и скудостью фактов.

 

Остановились на друидах. На этих страшных жрецах, живших «в глубине лесов средь дремучих деревьев» с их чудовищными «варварскими ритуалами и ужасающими обычаями (человеческих жертвоприношений)». (Лукан, Marcus Annaeus Lucanus, 39–65 гг.). Точнее, остановились на пламенной речи Цицерона, обвинявшего галлов во всех смертных грехах, особенно – в кровожадности: они распяли мальчика! Они убивают людей! Якобы ради жертвы их злодейским богам! Так что поговорим на тему поподробнее.

 

Про человеческие жертвы.

Человеческие жертвы были. И в Греции были, и у этрусков были, и в Карфагене были, и в Риме. Чем галлы хуже? Однако ко временам Цицерона – уверяют нынешние археологи – уже полностью перевелись. А ко временам Лукана – и самих друидов-то не осталось. Да и в более кровожадные дикие времена, скорее всего, люди в качестве жертвоприношения использовались исключительно редко и практически всегда – то были враги или изгои. Пришёл, например, враг спалить родную хату (войны между различными племенами кельтов были бессчётными и крайне жестокими) – да с чем пришёл, от того и помер. Или наоборот — победил. Превращая побеждённых в «трофеи». Из которых могла получиться вот такая, например, наглядная агитация:

 

На картинке: реконструкция «трофеев» в местечке Ribemont-sur-Ancre. Место долгое время рассматривалось как «святилище» с человеческими жертвам, сегодня скорее говорится о жертвах военных действий 260 до н.э.

 


(получше картинки, увы мне найти почти не удалось, но вы приглядитесь: подвешенные скелеты не имеют голов. Об этом чуть позже, пока только запомните).

 

А быть может, это и никакая не «наглядная агитация», дабы врагам неповадно было, но, напротив, нечто возвышенное и нежное. «Небесные похороны». «Птицы очищали скелеты жертв, унося их души в царствие небесное, заслуженное героической смертью». Интерпретации артефактов весьма разнятся от источника к источнику. А некоторые артефакты никаких «интерпретаций» и вовсе не находят. Вот, например, встречаются на территориях кельтских «капищ» фрагменты человеческих тел. Явно (или не явно?) принесённых когда-то в жертву. Отдельные части тела, которыми явно (или не явно?) «манипулировали». Но как и зачем, какому божеству и в каком случае – этого, вероятно, не узнать уже никогда.

 

На картинке: жертвоприношение в Галлии.

 

О негуманной и полит-некорректной практике человеческих жертвоприношений античными авторами написано много и подробно. В деталях. «Они (галлы) никогда не совершают жертвоприношения без присутствия друида. Имеется множество форм жертвоприношений: некоторых убивали при помощи стрел (медленно), других распинали в храмах, или, например, несчастный, назначенный жертвой, получал по рёбрам удар мечом, и по его конвульсиям предсказывали будущее». Страбон (Στράϐων / Strábôn Στράβων, ≈64 до н.э — ≈23 гг.). У иных народов друиды приносили жертвы, человеческие в том числе, дабы «изучить внутренние органы, не извлекая их из тела» (живого?) и по этим органам разгадать волю богов. «Для этого они использовали военнопленных, которых они предварительно облачали в сагум (короткий военный плащ) для жертвоприношения. Когда жертва, со вспоротым животом, падает от руки гаруспика («предсказатель» в Древнем Риме), они могут огласить первые пророчества уже по одному тому, как именно падает тело. Часто также они отрезают жертве правую руку и преподносят её в дар богам». «Или, ещё, из соломы и дерева они сооружают подобие гигантского манекена, и бросив в него различных животных и людей, они свершают жертвоприношение (holocauste)» (Страбон). Цезарь уточняет: «У некоторых (племён) можно обнаружить манекены из сплетённой ивы гигантских размеров, которые они заполняют живыми людьми, они их поджигают, и люди гибнут, объятые пламенем». Зарево от подобных «факелов» можно было наблюдать далеко в округе в течении нескольких дней. «В случае голода, эпидемии или войн некоторые кланы не видели иного выхода из несчастий», – одно из современных толкований явления.

 

На картинке: манекен-клетка с живыми жертвами внутри (жертвы должны быть полуголыми). Гравюра 1833:

 

Особо приятственно бессмертным богам было приношение в жертву преступников, воров и разбойников. Но в отсутствие достаточного количества подходящего контингента «они без колебаний приносят в жертву невинных».

 

И такой ещё «курьёзный этнографический факт», отмеченный древними: того, кто пришёл последним на собрание «шефов», галлы попросту «предавали смерти». Как «штрафную» заставить выпить. Простите… На самом деле, вероятно, речь шла о военных сборах, когда все воины (а это «аристократия») обязаны были незамедлительно явиться по первому же зову вождя; достаточно суровое наказание замешкавшегося ратника, должно быть, неплохо поднимало армейскую дисциплину.

 

Все эти варварские варварства ужасно расстраивали римлян. Цитируемый выше юный поэт Лукан (Marcus Annaeus Lucanus, 39 – 65 гг. до н.э.) просто содрогается от ужаса: «зловещая кровь», «свирепый», «жестокий», «зверский» (всё это про богов кельтов). И очень страшный «Священный Лес» галльских друидов: «Состарившийся вдали (от всего), замыкающий под непроницаемыми сводами своих ветвей мрачный воздух и беспокойные тени, закованные мерзлотой от непреходящего отсутствия солнца. Здесь царствует культ варваров и жуткие сооружения инфернальных алтарей. От жертвоприношений все деревья покрыты слоем человеческой крови. Птицы не садятся на их ветви, дикие звери не ложатся здесь в логовища. Никогда ветер, никогда никакой проблеск, вырванный из мрачных туч, не опускались в этот лес: не получая ни малейшего дуновения воздуха среди их листвы, деревья ощетиниваются и дрожат сами по себе». Хорошая сказочка на ночь для детей..

 

На картинке: гравюра XIX века.

 

В отличие от пылких юных поэтов или заинтересованных корыстных краснобаев, Цезарь в своих «Комментариях» выглядит вполне нейтрально и непредвзято. Некоторые из современных исследователей объясняют это тем, будто Цезарь не хотел уж очень сильно пугать своих сограждан; ему надо было, с одной стороны, доказать всю необходимость войны в Галлии, и потому галлы – дикари и варвары (а особенно бельги и аквитаны); но одновременно неплохо было бы продемонстрировать Сенату, что завоёванные земли вполне способны быстро и без хлопот влиться в славную семью Римской империи. По крайней мере быть мирной и весьма полезной «провинцией», житницей, кормилицей, буфером с по-настоящему варварскими германцами… «Победив, они преподносят в жертву (своему богу войны) живую добычу». Употреблённое Цезарем слово «animalia» двусмысленно: может обозначать как животных, так и людей. Хотя о человеческих жертвоприношениях Цезарь тоже пишет – и без малейших экивоков. Объясняя, правда, сие зверство не варварством и кровожадностью, но, напротив, чрезмерной набожностью галлов. «Весь народ галльский очень религиозен; потому те, кто поражён тяжёлой болезнью, или те, кто рискует своей жизнью в битве или иным образом, приносят в жертву или дают обет принести в жертву людей; и используют для этих жертвоприношений посредничество друидов; они действительно верят, что невозможно ублажить бессмертных богов иначе, как выкупив жизнь одного человека ценою жизни другого человека». Говоря о галльских богах, Цезарь называет их цивильными римскими именами: Меркурий, Аполлон, Марс, Юпитер, Минерва… А может, никого выгораживать Цезарь отнюдь и не хотел. Главная задача его «Commentarii», всё таки, – продемонстрировать «опасность и зло» от врагов-варваров, оправдать и обосновать захват Галлии…

 

А мне лично никак не понять: Цезарь со товарищи в подробностях описывают человеческие жертвоприношения галлов, будто своими глазами видели (один «манекен» из сплетённой ивы чего стоит!), а нынешние археологи (я им почему-то доверяю больше) уверяют обратное: в эпоху Цезаря приносили в жертвы быков, баранов, ягнят; человеков – нет!

 

 

Другая беспардонная дикость населения Галлии – они отрезали у побеждённых противников головы, вешали их на шеи своих коней (во время войны), выставляли при входе и внутри святилищ, хранили дома как личный трофей (возможно, по соседству от черепов собственных предков). Картинку с обезглавленными скелетами помните?

 

 

Наиболее ценные экземпляры (головы наиболее знатных противников) становились «фамильными драгоценностями». «Головы шефов или известных персонажей, бальзамированные в кедровым масле, они хранили в ящиках для провизии и с гордостью показывали их чужестранцам, хвастаясь, что их отец, или кто-то из предков, или он сам, отказался продать эту голову даже за очень большую сумму, которую ему предлагали (на вес золота)» (Страбон).

 

Бытовало некогда мнение, будто все эти отрезанные головы – всё те же человеческие жертвоприношения. Однако сегодня… (продолжите фразу сами).

 

На картинке: отрезанные головы, фрагмент статуи из оппидума Entremont, II в. до н.э.

 

Отрезать головы своим врагам народы мира любили издавна и более или менее повсюду. Кельты (и не они одни) были убеждены, что именно в голове находится всё самое ценное от человека: отвага, мужество, ум, честь, совесть…. Если у убитого противника отрезать голову и взять её себе – все ценные качества перекочуют (как с флешки). Главное – найти правильное место, куда приколотить/подвесить, в специальную нишу поместить. Опять же, отрезанная голова врага на частоколе вкруг дома – это не исключительной красоты ради, но отпугивать злых духов и неудачу. Римлянам, правда, категорически не понравилось. Усмотрели крайнюю степень варварства. И я их понимаю. Сама, читая про революционеров Франции, например, никогда не могу избавиться от удивления и отвращения при сценах отрезания головы у того или иного персонажа. Ведь это всё в крови, анатомические подробности там всякие, грязно, гадостно. Потом надеть такую голову на пику и с песнями идти гулять. Ещё хуже – поставить рядом с собой на стол, выпивая и закусывая за победу. Бррр.

 

Древние римляне и греки сие «макабрное» (macabre) пристрастие к головоотсечению описывают обильно, явно смакуя «чернуху». Начиная с осады Капитолия (390 г. до н.э.) и далее везде. «С их (галлов) привычкой к безрассудству и легкомыслию, в их характере, тем не менее, имеется нечто свирепое и дикое, противное нашим нравам, но присущее, надо сказать, многим народам Севера: по окончании битвы они вешают на шею своих лошадей головы убитых ими противников, и они забирают отрезанные головы с собой, чтобы прибить их, как и прочие трофеи, к дверям их домов или к пропилеям святилищ» (Страбон). «Бойи (одно из могущественных кельтских племён), торжествуя, отнесли в наиболее почитаемый у них храм трофеи, взятые у трупа, и отрезанную голову генерала (Postumius). Потом, отчистив череп, как это у них принято, они инкрустировали его золотом» (Тит Ливий – Titus Livius, ≈ 59 г. до н.э. – 1 г. н.э.). «Птолемей, получив множество ранений, был взят в плен. Его отрезанную голову, насаженную на копьё, носили по всему полю битвы, дабы внушить ужас врагам» (Трог Помпей – Cneius Pompeius Trogus, I в. до н.э. – I в. н.э.). «В этот момент консул Атилий пал в схватке, и его отрезанную голову отнесли королю галлов» (Полибий – Πολύϐιος / Polúbios, ≈ 206 — ≈ 124 гг. до н.э.). И т.д, и т.д…

 

«Дукариос отрезает голову Гай Фламинию (древнеримский политический деятель и военачальник, консул, ≈260 — 217 г. до н.э.) в битве при Тразименском озере (22 июня 217 г. до н.э.).»  / «Ducarios décapite Caius Flaminius Nepos à la bataille du lac Trasimène». Joseph-Noël Sylvestre. Musée des beaux-arts de Béziers

 

Отрезать у противника голову придавало значимости отрезавшему. Главное – надо было это делать «на миру». И отрезанную голову на вид выставить. Есть свидетельства, что ещё лет за сто до Рождества Христова такие отрезанные головы в Галлии можно было лицезреть повсюду и в столь великом множестве, что даже тонкая римская душа в конце концов привыкала к зрелищу. А вот Цезарь о столь «курьезной» культурной особенности галлов не пишет. Предполагается, что коллекционирование голов, начавшееся где-то в веке в четвёртом до нашей эры, ко второму веку (до н.э.) уже закончилось полностью (с датировками по различным источникам тотальная несостыковка, понимаю, но великую миссию по красивой подгонке исторических дат на себя не беру). Римлянам, впрочем, хотелось думать иначе. В том смысле, что не сами галлы от столь сомнительного «филакефального обряда» отказались, но исключительно волею просвещённых «братьев старших». «Римлянам удалось тем не менее заставить галлов отказаться от этой варварской традиции, так же как от множества других обычаев их жрецов и их богов, которые вызывали слишком сильное отвращение для наших нравов» (Страбон).

 

На картинке: черепа, что были прибиты к стенам в Галлии. Museu d’Arqueologia de Catalunya-Ullastret

 

«Друидизм» в Галлии был запрещён императором Клавдием (Tiberius Claudius Caesar Augustus Germanicus, 10 г. до н.э. – 54 г. н.э.). По официальной причине окончательного упразднения человеческих жертвоприношений. Которых, как мы теперь знаем, к тому времени уже скорее всего и не было. Возможно, «жреческий класс» поплатился за то, что «слишком активно участвовал в восстаниях против римской оккупации».

 

Так чем же, где и как на самом деле занимались друиды?

 

Про святилища и ритуалы.

Уже завтра.

 

Продолжение следует.

 

Продолжение отсюда. а самое начало здесь.

2 ответы

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.