Пьянству бой! Или Не Наши Предки Галлы. часть 5

«Рис. N°4. Часто, выпив слишком много во время еды, галлы дрались».

 

Про вино и пьянство.

 

«Когда церемония заканчивалась, все садились на землю, чтобы есть, пить и петь песни. Часто пили слишком много и тогда начинались ссоры и драки».

 

Кое в чём детский учебник всё-таки не наврал (быть может): пили в Галлии много. Этруски и греки поставляли вино начиная, как минимум, с века эдак VI до н.э. И коммерция сия была весьма прибыльной. «Будучи пристрастными к вину до злоупотреблений, галлы поглощают в чистом виде (не разбавленным, как принято у цивильных эллинов) то, что им поставляют торговцы; они пьют с неистовой страстью и выходят из себя опьяняясь до сна или до безрассудства. Так что многие торговцы из Италии, движимые их обычной алчностью, относятся к пристрастию галлов к вину, как к сокровищу. Они привозят вино кораблями по судоходным рекам, или на телегах по сухопутным дорогам, и берут за него невероятно высокую цену: за одну амфору вина они получают раба, обменивая напиток на виночерпия (обменивая вино на того, кто этим вином обслужил)». Диодор Сицилийский (Διόδωρος Σικελιώτης / Diodorus Siculus, ≈90-27 до н.э.)…

 

Не упивались импортированным зельем (до поры до времени) только некоторые племена бельгийских галлов. Если верить Цезарю: «…Торговцы не имели ни малейшего подступа к ним; они категорически запрещали привозить в их земли вино и другие продукты «люкса», поскольку они считали, что они (продукты «люкса») способны размягчить сердца и уменьшить мужество». «Что, по сравнению с остальной Галлией, ценилось»… Предполагается, что около второго века до Рождества Христова, с 150 по 50 до  н.э, в Галлию ежегодно ввозилось 120 000 — 150 000 гектолитров вина. Черепушек от амфор было столько, что их принялись использовать в качестве дорожного покрытия и для строительства стен… Да, амфоры были «одноразовой посудой». После единого использования разбивались…

 

E. Lavisse. Histoire de France. Cours  élémentaire.

 

«Пьянству бой»!

 

«Даже если пристрастие галлов к вину зафиксировано древними авторами, было бы малонаучным всё сводить исключительно к пьянству. Изучение потребления и рынков сбыта вина, наряду с изучением античных текстов, позволяет лучше понять эпоху, нравы и обычаи, религию, социальные отношения и даже политику тех времён».

 

Как уже было сказано выше, вино для галлов не одного «веселия быти», но являлось важным «социальным маркером». И не только. Несметное количество археологических амфор и их черепков по всей территории Галлии, с особой концентрацией в определённых местах (оппида, могилы знати), можно также объяснить необычайной… набожностью кельтов! Хотя, конечно, страсть к виноградной амбросии бывших (и настоящих) французов никто и не оспаривает. Вспомнить хоть тот же ресторан «Наши Предки Галлы», с которого начали нашу рассказку когда-то (неиссякаемое вино из бочонков). Или почитать Платона (Πλάτων, ≈428 — ≈347 до н.э.), который первым (вероятно) отметил галльское тяготение к vino veritas… Что подтверждает и оживлённейшая торговля продуктами винодельчества через греческий порт Массалия по рекам Роне, Луаре, Сене и Рейну, или по Гаронне (с нюансами III – IV до н.э., но опустим). Наш не слишком достоверный друг Тит Ливий (Titus Livius, ≈59 до н.э. — 17 н.э.) даже утверждает, будто вероломные галлы Бренна в Рим в 390 до н.э. вовсе не гусей гонять пошли, но именно «из-за любви к вину». Теория, повторенная не одним поколением историков античности…

 

А вы вот сами обратили внимание в предыдущем видео на сосуды вокруг подобия квадратного бассейна? – Так вот, есть мнение, что вино, в очень больших количествах, использовалось во время религиозных обрядов, символизируя и заменяя собой кровь настоящей жертвы. Целые амфоры приносились «в жертву», производилось символичное «головоотсечение» (горлышка с пробкой внутри), вино, будто кровь из горла, стекало в специальные резервуары и канавы… Что не стекло выпивалось (всё таки!) на «ритуальном пиршестве» внутри святилища… Пиршества бывали многолюдными, порой чересчур многолюдными (быть может пировали всем племенем целиком)… Кроме религиозных банкетов были, разумеется, и гулянки светские. Богатые виллы переполнены черепками от амфор. Аристократ закатывал пирушку, демонстрировал своё богатство, спаивая (в обоих смыслах) вокруг себя приближённых… Античное вино было (предполагается) много более крепким, сладким и густым, нежели сегодня. Греки с римлянами разбавляли водой. А вот варвары водой пренебрегали. Либо простого своего варварства ради, либо по мотивам опять же религиозным. Вино почиталось за напиток священный (ср.: «это есть Кровь Моя»), осквернять водой никак не можно. Состояние опьянения тоже, быть может, за нечто «божественное» воспринималось… Я их понимаю…

 

 

В любом случае – и это неоспоримый доказанный факт – торговля вином была в Галлии делом процветающим, прибыльным… А раскопанные ныне останки амфор и соответствующих питейных аксессуаров (ковши, чарки, изысканного стекла бокалы), довезённые до северных кельтских широт из дальних стран Эгейского Моря и Сирийско-Палестинских побережий, в очередной раз опровергают столь укоренившееся представление о диком галле, прозябающем в одиночестве и неведении под дремучим кустом своей непроходимой Галлии…

 

На картинке: Ввозимое из Италии вино.

 

К слову о доходности виноторговли… И об алчности импортёров «красного змия»…. В «анналах истории» сохранился один чрезвычайно любопытный и характерный эпизод, прекрасно иллюстрирующий каким образом и по каким таким причинам было сфабриковано то самое «общественное мнение», что превалировало в галльском мифотворчестве до самого последнего времени. Дикие варвары, кровожадные святотатцы, не-до-люди…

 

69 год до Рождества Христова. Рим. Трибунал repetundae разбирает дело о чудовищных злоупотреблениях римского губернатора в провинции Нарбонская Галлия, Маркуса Фонтеиуса (Marcus Fonteius). Галлы – от которых прибыла целая делегация «ябедников» — обвиняют Маркуса в коррупции, в хищениях, в растратах и взяточничестве. В том числе и в особенности — в совершенно грабительском завышении цен на вино. На защиту имперского жулика и вора встаёт сам Цицерон (Marcus Tullius Cicero; 106 — 43 до н.э.). Блестящий оратор, политик и философ античности строит свою речь на удивление современно. В первую очередь и с первых слов — «сделайте людям противно». И перенесите это «противно» на противника. Галлы, в красноречивых словесах Цицерона, предстают пред почтенным собранием эдакими нелюдьми, «крысами и тараканами, зомби и псоглавцами, пожирающими младенцев и насилующими коз» (Цицерон этого не говорил, цитата из другого места). Просто и эффективно. «Инстинкты отвращения гораздо старше интеллекта и затыкают его на раз… Когда вы обращаетесь к инстинктам, работает даже самая дикая ложь» («Всё как у зверей»).

 

Цицерон, в своём описании галлов, более всего напирает на их дикость и на особое пристрастие к человеческим жертвам. «Вы верите, что эти племена (все галлы в целом), в своих показаниях способны соблюдать клятву и иметь страх пред бессмертными богами? Они, кто столь отличается от других народов по их обычаям и нравам?.. Что может быть святого и священного у людей, которые, как только страх толкает их к ногам их богов, надеются умиротворить этих богов тем, что оскверняют алтари и храмы человеческими жертвоприношениями? Они не способны практиковать никакую веру, не осквернив её злодеянием… Вплоть до наших дней они сохранили ужасный и дикий обычай человеческих жертв… Неужели подобным свидетелям вы принесёте святое дело вашей присяги? Вы верите, что они способны хоть на малейшую совестливость и умеренность? Вы, кто столь неподкупны и столь чисты, вы дадите им преимущество перед нашими должностными людьми, которые … служили в Галлии под началом Фонтеиуса и которые все как один желают его оправдания…».

 

Короче: абсолютно лживые показания чужеродных проходимцев.  Чушь, бумажки и компот. А тут свой родной человечек. «Вы больше верите галлам?.. Вы способны предпочесть незнакомцев тем, кого вы знаете? Людей противоправных, людям справедливым? Иностранцев римлянам?… Вы сомневаетесь, судьи, что все эти народы несут в себе ненависть к Риму? Вы верите, что эти люди, с их плащами и штанами, обладают смирением и покорностью… Нет… Они угрожают, они хотят привести нас в ужас звуками своего отвратительного варварского языка»…

 

Cicéron prononçant la première Catilinaire au sénat romain (1880), fresque Sala Maccari, du Palazzo Madama de Rome

 

Рецепт стар, как цивилизация. 1) Сделать противно. 2) Указать, что чужак-иностранец. 3) Напугать. «Они ведут войны даже против бессмертных богов»! Эпизоды с разграблением галлами Рима (390 до н.э.) и Дельфийского Оракула (279 до н.э.) в филиппике Цицерона заиграли новыми красками…

 

«Взятие Дельфов» / «La prise de Delphe». Alphonse Cornet, 1885

 

Можно предположить, что Цицерон намеренно слил воедино Нарбонских Галлов, давно и прочно вставших на светлый путь романизации, со всеми прочими племенами, пока ещё только ожидающими живительного меча Цезаря (Галльские Войны начнутся десять лет спустя). О дикости, кровожадности и святотатстве галлов Цицерон тоже явно врёт. Поскольку с галлами знаком не понаслышке. Незадолго до суда, в своей роскошной вилле на Палатинском Холме (по другим источникам – в вилле брата) принимал знатного галльского друида, представителя одного из наиболее могущественных галльских племён, Дивитиакуса (лат. Diviciacus). Подолгу беседовал с ним о науках, религии, астрономии, философии. Остался от бесед в полном восторге и характеризовал сего «варварского друида» — mirabile dictu! — как человека в высшей степени цивилизованного и эрудированного (скорее всего Дивитиакус был тем, что у галлов называлось «Вергобрет» — «Муж Суда», то есть верховный судья; Цицерон пишет, что он принадлежал одновременно священническому и военному чину)… Единственное, о чём не удалось побеседовать римскому философу с философом галльским, так это о человеческих жертвоприношениях. Поскольку к описываемую моменту сия поистине варварская практика у галлов уже ушла в прошлое (скорее всего)… А быть может всё было не так, быть может принимал и подолгу беседовал с единственным документально- зафиксированным по имени друидом Цицерон не до суда, но после – источники в датировки встречи не единогласны. Что, впрочем, не суть важно. Цицерон наверняка был знаком с Дивитиакусом и до встречи на Палатине: сам имел большой интерес в винной коммерции в Галлии… А подзащитный Маркус, как выше сказано, был дружком Цицерона… Причинно-следственные связи объяснять не надо…

 

Проблема античного мифотворчества о галлах заключается ещё и в том, что древние авторы – а за ними и менее древние – списывали друг у друга, переписывали, то что-то где-то добавляя, то что-то убирая, в зависимости от политических запросов момента, или красоты ради. А галлы безмолвны…

 

Тут бы самое время вступиться за галлов, рассказать правду об их человеческих жертвоприношениях, но не хочу вас чрезмерно утомлять. Так что про человеческие жертвы завтра.

 

Продолжение следует.

 

Предыдущая часть здесь. А самое начало про галлов тута.

На картинке, согласно надписи: «Наши предки за столом».

0 ответы

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.