Самое страшное наказание. Или не наши предки галлы. Часть 7

 

Друидов, отрезанные головы и человеческие жертвоприношения в предыдущих «сериях» обсудили, теперь поговорим о том же самом, но совсем о другом.

 

Про святилища и ритуалы.

 

«Если частное лицо, или народ, не подчиниться решению друидов, то им запрещают совершать жертвоприношения, и это самое тяжёлое у галлов наказание. Те, кто подвергся ему, отнесены к числу безбожников и преступников, их избегают, к ним не приближаются и с ними не разговаривают, опасаясь пагубного эффекта от порочного контакта с ними; им не позволено просить ни правосудия, ни своей доли в каких либо почестях». Цезарь (Caius Iulius Caesar, 100 — 44 до н.э., «Commentarii de Bello Gallico)

 

Это к слову о значимости пожертвований у галлов.

 

Кроме вышеописанных в прежних «главах» зверств, галлы любили «принести в жертву» завоёванное у врагов оружие и доспехи. То был великий ритуал. Из трофеев сооружался «монумент славы», или вражеские «ятаганы» развешивались по стенам святилища, а сами славные воины шли на массовую народную попойку внутри сакральных стен. Французы употребляют непереводимое слово commensalité. Совместный ритуальный пир… Когда развешанное по стенам оружие по дряхлости времён начинало падать на землю (или не падать, но в любом случае надо было трофеи «выдержать») его по особому чину приводили в негодность и сбрасывали в специальную священную яму. «Святилища-Монументы» из трофеев могли стоять столетиями и периодически пополняться вновь поступившими экспонатами. В некоторых местах находят скопище артефактов, ушедших под землю одновременно, но между отдельными фрагментами которых бывает разница в 200 – 300 лет. А бывали «святилища-трофейные-монументы» и «одноразовые». Быть может, выстроенные сразу на месте решающей битвы. Проиллюстрированный ранее помост со скелетами без голов, конечно, редкость, но ещё во II в. до н.э. некоторые античные авторы упоминают о подобной практике у галлов.

 

 

Возможно, приносили в жертвы захваченных в плен. Или своих таким экстравагантным способом «хоронили». В любом случае, распространённые в III — II веках до н.э. «ритуалы трофеев» со временем исчезают, уступая место пиршеству commensalité. В жертву приносят животных и вино. Потроха животных сжигают, дабы вкусным дымом накормить богов. Вино проливают на алтарь. Не всё. А всё, что осталось съедали и выпивали сами. Или не съедали. Но приносили в жертву целиком. Причём в жертву идут самые красивые и «знатные» животные (импортированные из Италии лошади класса люкс, например). Вообще, галлы на пожертвованиях не экономили, честно отдавали самое ценное. И не только съедобное, как увидим чуть позже.

 

 

Друид, или специальный его помощник, специальным кинжалом на специальном базальтовом монолите-алтаре перерезал горло приносимому в жертву животному, кровь стекала в особые резервуары (канавы), туши скидывали в сакральные траншеи-колодцы, где плоть будет долго разлагаться и гнить, питая сиими «соками» «землю-кормилицу» и её подземные божества…

 

 

 

По неким, одним галлам ведомым, причинам, и пожертвованное оружие (трофейное или своё), и мясо жертвы, должны были пройти обязательный процесс порчи. Вообще, все предметы, что находят на территориях «капищ», явно и нарочито приведены в негодность. Клинки мечей скручены, монеты «надрублены», остальное покорёжено и поломано. Так, чтоб всем этим добром уже было бы невозможно пользоваться в первоначальном назначении в обыденной жизни. То есть – именно – жертва. Пожертвовали самым дорогим. Археологи находят огромное количество монет, украшения, рабочие инструменты, домашнюю утварь, ex-voto в форме различных частей тела… «Галлы были крайне набожны, и религия занимала в их жизни первостепенное место» (Цезарь). Со временем кровавые жертвы становятся редкостью и потихоньку исчезают в пользу «драгоценностей»…

 

На картинке: оружие из святилища Gournay-sur-Aronde, Франция

 

На картинке: пожертвованный горшок с шестью топорищами. Le Mormont. Швейцария

 

Антропологи-археологи играют в учёных-детективов. Разумеется, никто не знает, что там именно происходило в головах кельтов и в стенах их святилищ две тысячи и сколько-то столетий назад. «Нам надо собрать пазл из 10 000 фрагментов, а в руках у нас только два-три кусочка»… Включается воображение и интерпретация артефактов варьируется от случая к случаю…
Вот, например, знаменитый «Котёл из Гундеструпа».

 

На картинке: «богато декорированный серебряный сосуд, ≈ II в. до н.э., обнаружен в 1891 г, Дания. Состоит из 13 пластин, 12 – сцены кельтской мифологии + днище. 42 см высота, 69 см диаметр».

 

Сам по себе котёл весьма занимателен, можно много прочитать и написать, но я, как ни странно, ограничусь лишь несколькими «иллюстрациями».

 

Видите, слева «большой персонаж» берёт за ноги «маленького» и окунает его в некий чан. Справа внизу ещё «маленькие» на подходе. Сверху кавалеристы отправляются на войну. Или что-то в этом духе.

 

 

Во французской вики можно прочитать: «Божество, или гигант, опускает мёртвых воинов в чан, дабы воскресить их». Это я впервые с подобной трактовкой столкнулась. В других местах говорится про человеческие жертвоприношения. Мол, перед битвой, моля богов о победе, старший (друид?) приносит им в жертву пленных. Или не пленных. А в третьих источниках утверждают, будто это просто-напросто вполне себе гуманный обряд инициации подросшего поколения. Сторонники человеческих жертв возражают: «Ещё недавно сцена расшифровывалась как ритуал инициации юных воинов, но современные специалисты считают…». Считают, что таки жертвы. А мне, лично (я не специалист), толкование с инициацией куда как больше нравится. Берут зелёных подростков за ножки, опускают в чан с волшебным эликсиром, по выходу из которого хлипкие недоросли пешком становятся сильными славными воинами на конях. Вот ровно как Обеликс, младенцем упавший в котёл с волшебным зельем…

 

На видео: анимация котла

 

«Котёл из Гундеструпа» важен ещё тем, что нашли его в Дании, а изображённые на нём предметы распространены по всей обширной территории кельтских земель. То есть единство кельтской «цивилизации» всё-таки прослеживается. Несмотря на «непроходимые дремучие леса». Шучу… Ещё картиночки на котле «прикольные». И весьма многозначные. Я уже показывала парочку в предыдущих сериях, но подобную красоту не грех и повторить.

 

 

 

 

Вот только не спрашивайте меня, что всё это значит и кто тут изображён. Не скажу. Иначе бы пришлось слишком долго пересказывать слишком много всевозможных версий. «Сколько есть специалистов – столько и теорий интерпретации этих картин».

 

С интерпретациями действительно всё плохо. Пазл с 9 999 недостающих из 10 000. Сам «археологический объект» Ла Тен, давший название всей Латенской Культуре (то есть всему тому времени, о котором говорим), толкуется историками сильно по-разному. Первооткрыватели (XIX век) увидели скромное рыбачье поселение, потом – «схрон оружия». Или место битвы. Последняя версия оказалась наиболее живучей… Да, Ла Тен, если кто вдруг не знает, это такое местечко на берегу Невшательского озера, в Швейцарии, где, начиная с ноября 1857 г., было обнаружено (изначально под водой) столь несметное количество металлического оружия и прочих артефактов, деревянных включительно, что всей эпохе кельтского позднего железного века было присвоено сиё имя собственное доселе никому неведомого «рыбачьего уголка»… Историки-археологи более поздних времён, изучив не только в массе найденные искорёженные копья, мечи и орала, но и скелеты с черепами, пришли к выводу, что на самом деле здесь, на этом месте, была не битва, но большой крепкий мост. Вот, пожалуйста, полюбуйтесь, его прекрасно уцелевшие сваи (вода играет роль консерванта для археологической древесины, редкие деревянные «памятники» кельтских времён сохранились исключительно в мокрой среде), вот колёса телег, которые по этому мосту ездили, вот ещё что-то… И вот, значит, был мост, по нему, в один отнюдь не прекрасный для них день, шли люди, катили телеги, мужчины, женщины, дети, много людей, но вдруг налетел ураган, буря, поднялось цунами и мост рухнул. Со всеми, кто на нём находился. Среди сохранившихся черепов (к сожалению первые кладоискатели XIX века костными останками пренебрегали) примерно половина – женщины и дети. Среди артефактов – множество предметов вполне мирного назначения. То есть точно – не поле брани… Ну а что ещё? – Мост… «Мост-то он мост, да не так прост!» — сообщают новые специалисты. «Сакральный Мост»! То есть святилище, куда приводили на заклание предназначенных в жертву животных и людей (возможно пленников; на некоторых костях явные следы от рубле — режущего оружия), куда несли пожертвования материальные (оружие, орудия труда), «куда поднимались с трепетом и почтением»… С приходом римлян и общей романизацией населения кельтские капища теряют актуальность и уходят где под землю, здесь — под воду… «Таково объяснение на сегодняшний день». Завтра, быть может, что-то иное придумают…

 

На картинке: Латенский мост по представлению некоторых историков-археологов.

 

Так и живём – чем больше читаем и узнаём про «не наших предков галлов», тем больше вопросов и сомнений. И рассказка моя совсем затягивается….

 

Ну а поскольку припомнили воинов, про воинов и поговорим…

 

«К своему прямодушию, к своему природному пылу, галлы добавляют великую легкомысленность и много бахвальства, а также страсть к украшениям, они покрывают себя изделиями из золота, носят золотые обручи вокруг шеи, кольца вокруг рук и на запястьях, их шефы одеваются в ткани ярких цветов с золотыми брошами. Эта фривольность характера доводит галлов в случае победы до невыносимой надменности, тогда как проигрыш ввергает их в уныние». Страбон (Στράϐων / Strábôn, ≈64 до н.э — ≈23 н.э.).

 

Про галльских воинов.

 

Завтра. На сегодня хватит уже вас утомлять.
Продолжение следует.

 

продолжение отсюда, а самое начало здесь

1 ответить

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.