«В Латинском Квартале живут латиносы»? Boul’Mich’, Le Quartier latin

 

…продолжение отсюда…

 

Наконец-то сойдём с Острова Сите, перейдём речку, попадём сюда. Площадь Сен-Мишель (Le Quartier latin, 1855) и одноименный фонтан – La fontaine Saint-Michel, 1860  (Наполеона III и Барона Оссмана помните? — они поставили).

 

 

Отсюда: направо пойдёшь – в квартал Одеон попадёшь; налево пойдёшь — в Латинский Квартал придёшь. Прямо пойдёшь – на Буль’Мишь’ окажешься.

 

Традиционный парижский киоск.

 

Первоначально вместо фонтана хотели поставить гигантскую статую Наполеона I. Но в итоге решили, что Архангел Михаил Поражающий Дракона – лучше. Официальное название фонтана — Борьба Добра со Злом (La lutte du Bien contre le Mal).

 

 

Парижанам фонтан, надо сказать, не понравился. Парижанам вообще мало что нравится. По началу. Потом привыкают, гордятся. Припомнить Эйфелеву Башню. А про  фонтан, конкретно, даже стихи сочиняли:

 

В этом отвратительном монументе
Не видно ни таланта, ни вкуса,
Дьявол ничего не стоит
Сен-Мишель не стоит дьявола

— Dans ce monument exécrable,   — On ne voit ni talent ni goût, ,  — Le Diable ne vaut rien du tout;   — Saint Michel ne vaut pas le Diable.

 

От фонтана выходим на Буль’Миш’:

 

 

Бульвар Сен-Мишель (Le boulevard Saint-Michel, в просторечии «Буль’Миш» / Boul’Mich’)  (французы все длинные слова сокращают).

 

 

Если пойти по нему дальше прямо, дойдёшь до:

Слева, на пересечении с Бульваром Сен-Жермен (Le boulevard Saint-Germain) — Римские Бани (Les thermes de Cluny, I-II AD) (наследие римского присутствия эпохи Лютеции), прилегающий к ним Отель Клюни (L’Hôtel de Cluny, XV AD) с Музеем Средневековья внутри (Le musée de Cluny — Musée national du Moyen Âge — Thermes et hôtel de Cluny, 1843). Музей волшебный. Маленький, душевный. Далее, опять же по левую руку – Сорбонна (La Sorbonne, XIII) (эдакий градообразующий университет). Ещё дальше – площадь Эдмон-Ростан (La place Edmond-Rostand), с которой – направо – Люксембургский Сад (Le jardin du Luxembourg, 1612, парижане называют «Люко» — «Le Luco»), налево – Пантеон (Le Panthéon, 1758-1790).

 

Всё близко. Всё в двух шагах…

 

Но мы туда не пошли. Пошли сразу налево.

 

 

Так называемый «Латинский Квартал». Вообще, всё, что вокруг Сорбонны – это и есть «Латинский Квартал» (Le Quartier latin). Прозван так не потому, что здесь «латиносы» живут (как кое-кто у меня спрашивал), но оттого, что с самых давних времён здесь обитает во множестве учёный люд, сколяры и профессора, приезжавшие со всего мира, и объяснявшиеся между собой на «учёном» латинском языке. По сей день здесь множество высших и классных учебных заведений. Ну и прочего. Внизу, ближе к реке (то есть то, что на фотке), квартал крикливых, дешёвых, заманчивых и не самых хороших «ресторанчиков», греческих и не очень. Хотя есть и исключения. Меня, лично, вполне удовлетворяет ресторанчик «Le Bistro 30» (30, Rue du Severin, надо бы к ним ещё раз зщайти, показать данную заметочку и попросить поделиться выручкой), где за самые минимальные деньги тебя достаточно вкусно (если правильно выбрать) и весьма обильно кормят чем-то более-менее настоящим. Будете голодать в этих краях – рекомендую (не шик-блеск, конечно, но вполне для соотношения цены / качества).

 

Фото самого «Le Bistro 30» почему-то не нашла, но всё остальное примерно тоже самое:

 

Надпись: «Еда без вина, как день без солнца»

 

Пишут, что сегодня здесь самая большая концентрация общепита в Париже:

 

 

 

 

 

 

 

 

Среди бесчисленных дешёвых ресторанов и назойливых всеязычных зазывал, вдруг с удивлением упираешься в большую красивую серую церковь.

 

 

Церковь Сен-Северин. Église Saint-Séverin. Стоит отдельной рассказки. Теперь лишь обозначим мельком.

 


Традиционная «историческая справка». Написано:

 

«Единственный, кто уцелел после избиения, устроенного его дядьями Хильдебертом I и Хлотарем I, последний внук Хлодвига I, Хлодоальд – будущий Святой Клод – воспитанный в монастыре, стал последователем отшельника Северина. Часовня, поставленная на месте его молельни, становится церковным приходом в XI веке. В современной церкви, колокольня и первые три пролёта нефа датируются XIII веком, остальное относится к XV веку. Украшение клироса облицовочным мрамором началось в 1684, благодаря пожертвованию Великой Мадемуазель, двоюродной сестры Людовика XIV. Великолепный орган датируется 1745 годом. На вершине шпиля, остов которого был завершён в 1487 году, до сих пор существует очень старый колокол, Macée, отлитый в 1412».

 

 

Революционеры 1789 года превратили церковь в склад пороха и селитры. Селитра хорошо разъедает хрупкий парижский камень изнутри. Можно сэкономить на насильственном разрушении. Чуть позже – склад фуража. Но уцелела. Возвращена к службе в 1803 году. В 1837 сюда перенесён портал разрушенной церкви Saint-Pierre-aux-Boeuf. Той, что на острове Ситэ была, и о которой мы разговаривали вот здесь.

 

 

От туристической толпы и суеты ресторанных приставал, хорошо укрыться в мирном дворике храма. Благодать! И вдруг обнаруживаются местные жители! Надо же! А вот и детский сад с начальной школой по-соседству. Чудны дела твои, Господи! Парижане, в Париже…

 

 

Но враг не дремлет. Приходится возвращаться к поросятам и сомнительной свежести устрицам…

 

 

 

 

Поросята вертятся…

 

 

 

 

 

…продолжение следует…

…а самое начало данной прогулочки тута

 

0 ответы

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.