Париж и Мансар, который живёт под крышей.

 

Как было изложено ранее, префект Парижа «барон» Осман (который никаким бароном не был) под чутким вдохновлением Наполеона III перекроил Париж по разумению и сознанию своему (Georges Eugène Haussmann, communément appelé le baron Haussmann, 1809-1891 / Charles Louis Napoléon Bonaparte, dit Louis-Napoléon Bonaparte,1808-1873). Не ограничившись «прорубанием» прямых широких магистралей, Осман ввел в архитектуру и то, что ныне официально называется «османский стиль». Вот такие блоки-дома, создающие улицу-стену.

 

 

Дома определенной высоты в пропорции к ширине улицы. 5-6 этажей. Одинаковые по устройству: тёсаный камень, на втором этаже (третьем по-русски) – балкон кованного чугуна. Зачастую бегущий по всему фасаду. Или отдельные бонбоньерки в розочках и завитках. Этот этаж – самый «престижный». Bel étage. Бельэтаж. Тут самые высокие потолки, самые просторные комнаты и самые богатые жильцы. Поскольку на первом этаже (rez-de-chaussée) чаще всего помещалось что-то нежилое – магазин, ресторан, парикмахерская, банк, etc… Над «коммерцией» жил коммерсант-хозяин. А уже над всем этим – сам хозяин по жизни. Последний этаж также снабжен балконами. Но не такими шикарными, как «хозяйский». Хотя последний этаж тоже становится «престижным». Особенно после изобретения лифта. Вернее, после изобретения лифта последний этаж становится «самым престижным». Считается, что чем выше – тем меньше грязи и вони, тем больше воздуха и вид красивый… Ну а под самой крышей, стыдливо прячась от взора под углом 45° — мансарда. Расчленённая на чуланчики «комнат для прислуги».

 

 

Типичные «османовские» дома.

 

 

 

Само слово «мансарда» / «mansarde» происходит от имени архитектора-инженера Франсуа Мансара (François Mansart, 1598-1666). Некоторые источники утвержают, будто именно он изобрёл вот такое жилье с наклонными стенами и потолками под крышей. «Мансардный этаж». Но на самом деле подобная техника существовала и до него. См некоторые крыши Лувра за авторством Пьера Леско (Pierre Lescot, 1515-1578) выстроенные за полвека до рождения Мансара. Другие источники за авторством отправляют к иному архитектору, Филиберу Делорме (Philibert Delorme или de l’Orme, ≈1510/1515-1570). Но занудствовать не будем. За пристрастие именно Мансара к «мансардам» мансарды так и назвали. История порой не справедлива, но верна.

 

 

Мансарды в России – и далеко не только в России, да и в самой Франции, что уж тут – довольно часто изображают как эдакое супер поэтичное пристанище художественно-артистичной богемы. Наверное. Дешевле жилья не найти. Голодные художники-поэты прошлого наверняка в мансардах и селились. Ныне эти каморки не редко перестроены под вполне нормальное жильё. Хотя чаще (статистики не знаю) остаются тем, чему и призваны служить – «комнаты для прислуги». «Chambre de bonne». «Chambre» здесь обозначает – «комната». «Bonne» — «бонна» – от французского «хорошо». То есть «хороша на все случаи жизни». «Bonne à tout faire». Прислуга.

 

 

Появились такие «Chambre de bonne» в Париже не так давно – эдак в первой трети XIX века. Когда буржуи стали брезговать жить бок-о бок с прислугой. Осман честно отослал простолюдинов под крышу. По отдельной «служебной», то есть «чёрной» лестнице. По которой домработница могла подняться к себе с улицы и спуститься из своего закутка до квартиры хозяев. То есть до «чёрного» входа в квартиру хозяев – прямиком на кухню (куда ж ещё). «Парадная» лестница до «чёрного» мансардного этажа попросту не доходит. До «парадной лестницы» и «парадного входа» прислуга не допускается. Лифта по «чёрной лестнице» нет. Каждой «хозяйской» квартире принадлежит одна (или две) «chambre de bonne» (как принадлежит одно место в подвале, одно или два места подземной парковки – но это уже в современных домах, при Османе подземный паркинг не строили, кажется, разве что для лошадей; шучу).

 



«Чёрная лестница» без лифта до шестого этажа

 



«Парадная лестница» в том же доме

 

Сами «комнаты бонны» маленькие. Без собственного туалета / душа. Удобства «во дворе» на этаже, один сортир на всех. 

 

«Невозможно не протестовать против жилья для прислуги. Это позор для нашей цивилизации. Один из самых больших скандалов гигиены»! Уже к началу XX века особо сознательные граждане негодовали и возмущались. Расцвет туберкулёза тому способствуя. В 1906 году каморки под крышей самых буржуазных районов Парижа сравнивают с тюремными камерами. В пользу последних. «Тюремная камера не вредна для здоровья и пригодна к жилью, комнаты для прислуги – нет». Так уже к концу XIX века стали появляться «chambre de bonne» на том же этаже, что и хозяйские апартаменты (сегодня таких не встречала). А клетушки под крышей начали сдавать всякому сброду – студентам, поэтам… Сегодня – «бедным рабочим», студентам… Минимальный размер таких комнат, согласно специальным указам, 9 м² с объемом в 20 м³.

 



Бедный поэт / Le Pauvre Poète, tableau de Carl Spitzweg (1839)

 

К слову, не такие уж они и ужасные, эти комнаты. Особенно когда туда туалет с душем втискивают. В Бангкоке (я там жила) комнаты для прислуги – вааще чуланы без окон. Размером с одну кровать. Правда – с отдельным душем. Поначалу, конечно, напрягает. Ощущаешь себя каким-то извергом, человека, как собаку, в конуру засовываешь. Потом, ничего, привыкаешь…

 



Это не Бангкок. Это Париж

 

А в Париже когда-то у меня одна знакомая девчушка в такой «chambre de bonne» жила. Из Чехии девчушка. Мы с ней в одной группе в универе учились. И когда она уезжала на каникулы я в её хоромы моих родственников / друзей / гостей селила (поскоку сама не много лучше прозябала). Комнатка была чистенькая, с огромной (зачем-то) раковиной (может её вместо ванны использовали?). Мой братик после каникул по данной прописке так охарактеризовал: «Побывал в Париже. Супер! Жил в умывальнике». Зато в одном из наиболее престижных районов Парижа. Зато практически седьмой этаж без лифта.

 

Хорошо быть молодым.

 

Да, а крыши османовских домов сделаны (кроме цинка) из материала под названием «ardoise». «Ардуаз». Что переводится как: 1) глинистый сланец; аспид; шифер; кровельный сланец; плитка кровельного сланца 2) грифельная доска. Такие же «грифельные доски» висели некогда по кафе- ресторанам и хозяин заведения записывал туда долги завсегдатаев. Откуда нынешний сленг: «ардуаз» – это и счёт в ресторане, и вааще — долги (при покупке в кредит) …

 

 

Ну вот, я как всегда: хотела три слова про османовские дома, получилось три страницы про мансарды…

 

Всякие разные фоточки чистой красоты ради:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

0 ответы

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.