«Обладают характером диких зверей и ростом выше человеческого». Или не наши предки Галлы. часть 9

 

Про характер.

 

Легкомысленные, вздорные, высокомерные, готовые в любой миг затеять драку или настоящий бой, кровожадные, воинственные, огромные (все как один слишком большого роста и белобрысые), грубые, недисциплинированные, дикие, всё время ужасно орут и смертельно оскорбляют «того, кто напротив них, стараясь своими словами обескуражить противника». (последнее — Диодор Сицилийский (Διόδωρος Σικελιώτης /Diodorus Siculus, ≈90-30 BC).

 

Такая вот нелицеприятная картинка получается, если древних и не очень древних авторов почитать.

«Галлы Инсубры, и племена по соседству от Альп, обладают характером диких зверей и ростом выше человеческого. Но опыт показывает, что если при первом столкновении они кажутся превыше мужчин, на самом деле они ниже женщин. Их тела, вскормленные под влажным климатом Альп, представляют некоторое сходство со снегом». Флор (возможно Луций Публий Анней (Анний) / Lucius Publius Anneus (Annius) Florus, возможно ≈70 — ≈140 гг).

 

Ну да, ну да, «Теорию Климата» мы не забыли… Но не все галлы были роста «выше человеческого», встречались и вполне себе человеческие. Как не были все поголовно белобрысыми (под пером римлян), бывали и брюнеты, и шатены, и даже действительно рыжие с блондинами (помните? галлы волосы красили). Что, конечно, их «безбашенной драчливости» не умаляет.

 

«Кельты, порой, во время их застолий, организовывают настоящие дуэли. Всегда вооружённые во время их собраний, они устраивают подобие битвы и дерутся понарошку, но иногда случается, что ранят друг друга и тогда, раздражённые, если их не остановить, могут дойти до убийства». Посидоний (Ποσειδώνιος, ≈ 135 – 51 гг. до н. э.).

 

 

А в общем и целом, по мнению Гая Юлиевича Цезаря, галлам были присущи два главных порока: 1) feritas – свирепость диких нецивилизованных племён; 2) vanitas – кичливость, бессодержательность, недомыслие.

 

Ну да ничего. Варвары, они и есть варвары. Как дети малые. С ними надо просто-напросто правильно обходиться, подучить немного, повоспитывать, глядишь – и выйдет толк. «Скорые до баталий, в остальном простые и без лукавства. Будучи раздражёнными, собираются толпой и бегут на битву, без разума, без малейшей осмотрительности, так, что легко погибают под ударами тех, кто пожелал употребить против них стратегию. Действительно, если их спровоцировать, когда угодно, где угодно, под первым попавшимся предлогом, они готовы бравировать опасностью, вступая в бой, не имея ничего, кроме их силы и их отваги. Если с ними действовать убеждением, они легко предаются полезному труду, вплоть до прилежания в науках и образовании. Их сила заключается, в частности, в их росте и в их множестве. Если они с такой лёгкостью собираются в большом количестве, это объясняется их простотой и личной гордостью; благодаря этим качествам они всегда солидарны с тем, кто им кажется жертвой несправедливости… Сегодня, по правде сказать, они все живут мирно, покорённые, под началом римлян, которые их победили. Но мы их характер можем представить по их прошлым временам и по тем правилам поведения, что до сих пор существуют у германцев». Страбон (Στράϐων / Strábôn Στράβων, ≈64 до н.э — ≈23 н.э.).

 

На картинке: «Во времена галлов. Дерущиеся галльские дети».

Титульный лист учебника начальной школы XIX — XX вв. Histoire de France. Ernest Lavisse.

 

Про женщин.

 

Зато про «галлиек» (или галлчанок?) античные авторы пишут с большим уважением. Даже восхищением. Только галльским жёнам под силу усмирить чересчур воинственный и безрассудный пыл своих мужей. Они способны разрешить любые спор и тяжбу. Хуже того: галльский муж + галльская жена = страшная сатана. «Женщины у галлов почти все такого же роста, как и мужчины, с которыми они могут соперничать в отваге». Диодор Сицилийский (Διόδωρος Σικελιώτης /Diodorus Siculus, ≈90-30 BC). Женщины сопровождают мужей на войне, следуя за ними в телегах (Полибий / Πολύβιος / Polybius, ≈206 — ≈124 до н. э). А уж если жена встала за плечом и начала подавать патроны – галл непобедим! Аммиан Марцеллин (Ammianus Marcellinus, ≈330/332 – ≈397/ ранее 400 гг. до н.э.) весьма красноречиво описывает, как целая «воинская часть» никак не может победить одного единственного галла «если он позвал на помощь жену».

 

«Характер галлов воинственный и высокомерный до чрезмерности. Любой из них даст отпор многим противникам одновременно, без иной помощи, кроме своей жены, ещё более грозного соперника, чем он сам. Надо видеть этих бой-баба; вены на шее вздулись от ярости, размахивает своими мощными белыми, как снег, ручищами, раздаёт удары ногами и кулаками такой мощи, будто выпущены из катапульты».

 

 

И это, как ни странно, правда. Женщина у галлов не была нежной фиалкой во власти старых солдат (не знающих слов любви). В отличие от цивилизованных Рима и Греции, где женщины почитались за существа тщедушные, зависимые и второсортные, одного удовольствия мужа ради, галльские жёны отличались редкостным равноправием, независимостью и высоким социальным статусом. Некоторые объясняют сей феномен тем, что «главный духовный принцип» у кельтов был не мужского, а именно женского рода. «Кельты с большим уважением относились к женщине, признавая её моральное превосходство» (у римлян или германцев тех же времён женщина – создание лицемерное и лживое). Согласно Плутарху (Πλούταρχος, ≈46/48 – 125/127 гг. н.э.), галльские женщины «играли наиважнейшую роль» на «ассамблеях конфедераций» (многих племён), разруливая конфликты и заключая альянсы. Считалось, что женщина более беспристрастна и справедлива, потому её суждение справедливо и верно. Тот же Плутарх рассказывает, будто Ганнибал, к примеру, велел карфагенянам, в случае, если им приспичит пожаловаться на галлов, обращаться не к кому иному, как к галльским «женщинам-судьям» (в противоположном направлении галлам предлагалось жаловаться на карфагенян своим генералам). Некоторые женщины оказывались самостоятельными полноправными «королевами», при том что их мужья при них никакими «королями» не были». В случае межплеменных браков выступали в роли «цемента и послов». Не растворяясь в муже, но отстаивая свои родовые качества и интересы.

 

 

При заключении брака в обязательном порядке заключался брачный договор; в общее хозяйство невеста вносила приданное деньгами, жених – эквивалент приданного в натуральном имуществе (после тщательной оценки). Брак не был делом священным, заключался не на небесах, но на бренной земле и его можно было легко расторгнуть. Совместно нажитое имущество делилось поровну, жена обладала своей собственной долей под романтичным названием «pécule». При смерти супруга жена забирала себе свою долю и могла выходить замуж вторично… Если, не дай Тутатис, муж помирал не совсем понятной кончиной, жену подвергали «вопросу». То есть пытали. До тех пор, пока не признается, что сами и убили-с. Тогда её бросали в огонь. Совсем. По крайней мере так Цезарь рассказывает. А ещё Цезарь утверждает, что в любом случае «муж имел право жизни над своей женой и детьми». Неизвестно, стоит ли под этим понимать, что мужу было позволено прибить благоверную с отпрысками в любой удобный ему момент, или же, скорее — что семья в Галлии была патриархальной…. Наверное второе. Галлы, по всей видимости, немало колебались и раздумывали на тему, какую именно модель семьи себе выбрать: моногамную, полигамную или полиандрную (πολυἀνδρός, многомужество) (последняя мне нравится!).

 

А всё-таки, какой надо было обладать свободой и независимостью, чтоб хотя бы даже подозреваться в убийстве мужа!!! А уж тем более – по собственной воле развестись! Некоторые, вон, до сих пор в кабале сидят и пикнуть не смеют! Денег, мол, нет, документов, а чего и куда я без него…

 

 

Особой пугливостью нравов юные галлийки тоже не отличались. «Они даруют свою невинность и не считают это за унижение, но скорее они ощущают себя униженными, когда кто-то отвергает их свободно предложенную благосклонность». (Диодор Сицилийский).

 

За всю эту эмансипацию, независимые женщины галлии платили… собственным горбом. То есть вкалывали даже не наравне с мужчинами, но больше мужчин (ничего не меняется!). За мужчинами оставались война, лошади, охота, культура и политика, некоторые профессии (связанные с огнём и металлом, например), женщина батрачила по дому и на полях. Чем не мало удивляла непуганых греков с римлянами, Посидония в том числе, который первым (?) с изумлением повествует, что, гостя в доме богатой помещицы, своими собственными глазами видел женщин, трудящихся в поле! И Страбон подтверждает: «Факт, что работы распределены между мужчинами и женщинами в противоположность тому, как у нас (в Греции и Риме), является характерным для многих народов среди варваров»… Кроме дома, семьи и полей, женщина выполняла и много прочих «повинностей», стада пасла, горшки лепила, пряла, ткала и т.д и т.д. Ну а если приспичит, шла грудью на баррикады…

 

На картинке: доблестная женщина Галлии.

 

и ещё одна, вернее много:

«Les femmes gauloises». Auguste Barthelemy Glaize, 1807-1893.

 

Про детей.

 

Про детей, как и про семью в целом, сказать практически нечего. Древние авторы столь ничтожными вопросами интересовались мало, от самих галлов сохранились разве что редкие скелеты. Но скелеты эти порой весьма красноречивы. Вот, например:

 

Раскопки в Bobigny, близ Парижа.

 

Бесконечно трогательная сцена. Женщина лет 30-ти, похоронена вместе с ребёнком лет 9-ти. Правая рука женщины – матери, без сомнения — обнимает ребёнка за правое плечо, рядом с ребёнком — керамический горшочек и нога ягнёнка… Иные детские могилы опять же свидетельствуют о большой заботе и любви. Что, по мнению некоторых археологов, весьма удивительно для общества, где 20% детей умирало в возрасте до одного года, и 30% — до пяти лет. Дикари и варвары не могут и не должны «привязываться» к детям, рискующим немедленно умереть! Однако некоторые захоронения демонстрируют обратное. И древние авторы подтверждают: в галльской семье отец-патриарх на первое место ставил детей – наследников, на второе – предков, наследственность, и лишь на третье – жену (третье место тоже почётное)… А ещё древние авторы повествуют, будто галлы своих новорождённых бебешек первым делом опускали в холодную воду реки. Толи чтоб закалить с младенчества, толи чтоб ускорить «естественный отбор». Аристотель (Ἀριστοτέλης, ≈383/384 — ≈322 г. до н. э.) добавляет: галлы укладывали новорожденного на щит и пускали на воду. Если не потонет – всё ОК, если потонет – значит так и надо: мамаша не от законного мужа родила, но на стороне нагуляла («Божий Суд», где-то я о нём уже писала, обязательно потом напомню, не смешно, но очень забавно).

 

На картинке: галльская семья в традиционной одежде

 

Про быт, промышленность, сельское хозяйство, деньги, дороги, изобретения тоже, конечно, надо поговорить.

 

Так что до завтра.

 

Продолжение следует.

 

Предыдущая часть здесь, а самое начало тута.

 

 

«Галльская Венера». Богиня  Плодородия. Musée archeologique de St-Germain-en-Laye. Ile-de-France

0 ответы

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.