Ван Гог. Последнее место жительства…Овер-сюр-Уаз. Maison de van Gogh. Auvers-sur-Oise.

 

 

Могила Винсента Ван Гога. Муниципальное кладбище в Овер-сюр-Уаз (Cimetière communal d’Auvers-sur-Oise).

 

 

Из ворот кладбища.

 

Овер-сюр-Уаз – городишко в семь тысяч населения (точнее – менее семи тысяч). Регион Иль-де-Франс. Департамент Валь-д’Уаз. Примерно 30 км от Парижа. Франция.

 

Что меня более всего «потрясло» в этой «истории»: Ван Гог – один из самых дорогих художников в мире, на его картинах наживаются аукционы, коллекционеры, музеи, штамповщики открыток и мастырщики магнитиков на холодильник. А вот поухаживать за могилой Ван Гога – так никого. И денег нет.

 

Портрет доктора Гаше, 1890. Продано 15 мая 1990 за 82,5 M$ (149.7 M$ в актуальном пересчёте) Christie’s, New York. / Portrait du Dr. Gachet (1890)

 

Что денег совсем нет и ухаживать за могилой совсем некому – это я слегка, конечно, преувеличила. Есть «Институт Ван-Гога» (Institut Van Gogh). И у Института есть совершенно замечательный основатель-председатель Доминик-Шарль Жанссен (Dominique-Charles Janssens). Неутомимый энтузиаст. Милейший человек. Мне повезло, что я с ним случайно разговорилась, когда сама совершала «паломничество» давеча. Он мне очень много что рассказал и любезно предоставил многое из всего того, что постараюсь далее вам показать и рассказать.

 

Но начнём с начала. Вернее – с конца.

 

«Винсент Ван Гог на смертном одре». Доктор Поль Гаше (псевдоним: Van Ryssel Paul) / «Vincent van Gogh sur son lit de mort». Van Ryssel Paul (dit), Gachet Paul (docteur)

 

Винсент Ван Гог умер 29 июля 1890. За два дня до того, 27 июля 1890, с мольбертом и красками вышел из «гостиницы» «Auberge Ravoux», где жил последние пару месяцев, отправился в сторону местного «замка» (Château d’Auvers sur Oise, примерно пол километра от «гостиницы»), к обеду, как то было принято, не явился, вернулся уже затемно, никому не сказал ни слова (почти), поднялся к себе в каморку под крышей…

 

Лестница в комнату Ван Гога.

 

«Ван Гог проводил свои дни примерно одинаково: завтракал, часам к девяти утра с мольбертом, красками и неизменной трубкой во рту уходил на пленер рисовать. Возвращался пунктуально в полдень обедать»… — из воспоминаний дочери хозяина «Auberge Ravoux», Аделин Раву (Adeline Ravoux-Carrié), записано в 1956 году, в возрасте 76 лет, на момент описываемых событий – 13 лет.

 

«Портрет мадемуазель Раву» / Vincent van Gogh: Portrait d’Adeline Ravou (Auvers, June 1890)

 

«В то воскресенье (27 июля), он ушёл сразу после завтрака, как обычно. К сумеркам он ещё не вернулся, что сильно нас удивило, так как он был чрезвычайно корректен в отношении к нам и всегда приходил в установленное для еды время… Когда мы увидели, что Винсент возвращается, уже стемнело, было около девяти часов, наверное. Винсент шёл согнувшись, держась за живот»… (Ван-Гог настаивал, чтоб его звали просто «Винсент»)…

 

На вопрос: «Что случилось?» Ван Гог ответил: «Ничего, но»… И поднялся к себе в номер. Через некоторое время хозяин гостиницы, Артур-Гюстав Раву (Arthur Gustave Ravoux), услышав стоны, пошёл проведать. «Ван Гог лежал на кровати скорчившись и стонал»…

 

— Несчастный, что Вы сделали?!

— Я хотел убить себя…

 

В скобках: о том, что произошло 27 июля 1890 года позади Château d’Auvers sur Oise, имеется немало «мифов и спекуляций». От несчастного случая до намеренного убийства. «Чистой воды маркетинг, лишь бы «сенсационные» книжки продать», — уверяет Dominique-Charles Janssens.

 

…Хозяин послал за доктором. Доктор Поль Гаше (Paul-Ferdinand Gachet), «пользовавший» Ван Гога в Овер-сюр-Уаз, «большой ценитель импрессионистского искусства и живописец-любитель», друг многих художников той поры (собственно, ради него Ван Гог и оказался, по совету младшего брата Тео (Theodorus van Gogh) в Уазе). Доктор сделал «поверхностную» перевязку из принесённых с собой материалов, закурил для Винсента его неизбежную трубку и ушёл вызывать брата Тео. Об операции или перевозке в больницу речи идти не могло…

 

Наутро пришли двое жандармов. Грубых и «неприятных», по воспоминанию Аделин Раву.

 

— Это Вы хотели покончить с собой? Вы знаете, что Вы не имеете на это право?!

— Жандарм, моё тело принадлежит мне и я вправе распоряжаться им по собственному усмотрению…

 

К полудню из Парижа приехал брат Тео (согласно Аделин Раву – её отец вызвал его телеграммой, как только утром открылась почта). «Я помню, как он прибежал с вокзала. Вокзал, впрочем, был близко от нас… Его лицо было искажено горем. Он немедленно поднялся к брату, расцеловал его, говоря с ним на их родном языке»…

 

Теодорус (Тео) ван Гог. Théodorus van Gogh dit Théo van Gogh

 

Тео боготворил старшего брата. Он всегда его боготворил. Несмотря ни на что.

 

— Доктор Гашэ спасёт тебя!

— Тогда придётся повторить… La tristesse durera toujours… (Тоска будет длиться вечно)…

 

Агония Ван Гога длилась около 30 часов. В час ночи (согласно свидетельству о смерти – в 1:30 AM) художник умер.

 

Заметка в локальной газете: «Овер-сюр-Уаз.

 

«В воскресенье, 27 июля, некто, именуемый Ван Гог, 37 лет, голландский подданный, художник, временно находящийся в Овер, выстрелил в себя из револьвера в поле и, будучи только ранен, вернулся к себе в номер где на третий день умер».

 

Тео попытался организовать похороны в церкви «Богоматери в Овер» (Notre-Dame d’Auvers). Местный кюре категорически отказал. Самоубийца и протестант «не стоит мессы». Уже отпечатанное уведомление о погребении, включая церковную службу, пришлось исправлять вручную.

 

Уведомление о похоронах. Про церковь зачёркнуто.

 

Увековеченная двумя с половиной месяцами ранее церковь «Notre-Dame d’Auvers». Ван Гог написал эту картину всего за два часа. Ныне в музее Орсей (Musée d’Orsay, Paris).

 

«…Так что церемония прошла в «Auberge Ravoux», украшенной подсолнухами, жёлтыми георгинами»… Гроб поставили на бильярдный стол. Последнее место жительства Ван Гога… Последнее место…

 

Из письма художника Эмиля Бернар (Emile Bernard): «По стенам зала, где было выставлено тело, были развешаны все его последние работы, создавая ему будто ареол, чьё сияние гения делало эту смерть ещё более невозможной для художника. Поверх гроба простое белое покрывало и множество цветов, солнца, которые он так любил, жёлтые георгины, жёлтые цветы повсюду… Рядом на полу стоял его мольберт, его складной стул, его кисти… В три часа вынос тела. Друзья несут гроб до телеги (местный кюре отказался предоставить даже телегу и прочее необходимое для похорон, пришлось позаимствовать в соседней деревне. А.Н.). Некоторые плачут. Теодор Ван Гог, который обожал своего брата, который всегда поддерживал его в борьбе за искусство и независимость, не перестаёт горестно рыдать… Снаружи палящее солнце, мы поднимаемся по склонам Овер… до кладбища, новое маленькое кладбище покрытое новыми блестящими камнями… Доктор Гашэ (большой любитель искусства, обладатель прекрасной коллекции современных импрессионистов, и сам художник) хотел произнести небольшую речь, посвящённую жизни Винсента, но он плакал так сильно, что сумел произнести лишь чрезвычайно путанные слова прощания (самое прекрасное, неправда ли?)… Теодор Ван Гог разбит горем»…

 

Через полгода Тео, 33 года, умрёт в Голландии (он давно болел). В 1914 году его вдова распорядится перезахоронить младшего брата по соседству от старшего. Сын доктора Гашэ покроет могилы братьев плющом из сада своего отца. Сегодня две могилы выглядят одной единственной. «Подчёркивая близкую связь братьев».

 

Могила Винсента и Теодоруса Ван Гог. Муниципальное кладбище в Овер-сюр-Уаз (Cimetière communal d’Auvers-sur-Oise).

 

Винсент Ван Гог приехал в Овер-сюр-Уаз 20 мая 1890 года. Стараниями брата Тео. По рекомендации Камиля Писсарро, Тео уже договорился с доктором Гашэ, что тот возьмёт Винсента под своё наблюдение. Последний год Ван Гог провёл в психиатрической лечебнице в Провансе. Немногим ранее (23 декабря 1888), имел место эпизод с отрезанным ухом, «которое он отнёс в подарок проститутке» «после диспута с Гогеном» (Арль, Прованс). Были бурные и страстные «любовные неурядицы». Была петиция обывателей Арля, требовавших изолировать «опасного для общественного порядка» и «особенно для женщин и детей» заезжего «гражданина Голландии». Было признание «глубоко нарушенных умственных способностей». Была насильственная жёсткая госпитализация. «Между тем, то был период наиболее интенсивной работы и главных шедевров». «Ван Гог не работал только в моменты кризисов болезни»…

 

Ван Гог. Вид Овер-сюр-Уаз. Vue d’Auvers sur Oise. 1890

 

Поль Сезан. Дом доктора Гаше. Paul Cézanne, La Maison du Docteur Gachet, Paris, musée d’Orsay.

 

Овер-сюр-Уаз — популярное и хорошо известное художникам место. На поезде — час пути от Парижа (железная дорога, Париж-Лиль, открыта в 1846 г). «Тихая гавань» посреди полей и живописных берегов речки Уаз.

 

Ван Гог. Лодки  и Берег Уаз в Овер. Июль 1890. Barques et Figures au bord de l’Oise

 

Ван Гог. Вид Овер-сюр-Уаз. Auvers-sur-Oise: May — June, 1890

 

Ван Гог. Одна из последних картин маслом. Поле пшеницы с воронами. Июль 1890.
Champ de blé aux corbeaux. Vincent van Gogh.Juillet 1890. Auvers-sur-Oise.

 

Доктор Гашэ нашёл для Ван Гога «гостиницу» за 6 франков в день. Ван Гог отказался, выторговал для себя жильё в «Auberge Ravoux» за 1 франк в сутки. Плюс 2,50 за еду. Всего 3,50 франков в день.

 

Комната Ван Гога в «Auberge Ravoux». «Где нечего видеть… но всё почувствовать»…

 

Единственный источник света — окно в небо.

 

Назвать «Auberge Ravoux» «гостиницей» в современном понимании трудно. Само слово «auberge» переводится, скорее, как «постоялый двор». Или что-то такое, где можно поесть и поспать. «Комфорт» самый примитивный. Кровать, стул, комод, тазик для умывания. Комната Ван Гога – 7m². Семь квадратных метров. Без света, без воды, без ничего. «La chambre n°5». Четыре стены и покатая крыша. В крыше окно. Летом – а Ван Гог прожил здесь 70 дней именно летом – температура поднимается до 40 градусов и выше. Но Ван Гога всё устраивает. Он встаёт рано и рано уходит. Возвращается вечером. Днём, снаружи, пишет картины. Вечером, внутри, пишет письма брату Тео и другим. За 70 дней жизни в Овер-сюр-Уаз, Ван Гог написал около 80 картин. И то были не беглые наброски…

 

Ван Гог. Дома в Овер-сюр-Уаз. Maisons à Auvers sur Oise — 1890

 

«На вершине своего художественного мастерства, Ван Гог опишет жизнь крестьян и архитектуру этого места. Появляются посвящённые ему статьи в парижской, брюссельской и голландской прессе. Это важный знак признания в художественной среде»…

 

Ван Гог. Равнина в Овер-сюр-Уаз. La plaine à Auvers sur Oise — 1890

 

«Парижский шум произвёл на меня весьма плохое впечатление, я посчитал благоразумным для моей головы сбежать в деревню»… Из письма Полю Гогену. 17 июня 1890

 

 

Ван Гог. «Пейзаж в Овере после дождя». или «Пейзаж с телегой и поездом». «Paysage d’Auvers après la pluie» / «Paysage avec chariot et train» — 1890

 

«Здесь достаточно далеко от Парижа, чтоб это было настоящей деревней». Из письма брату. 25 мая 1890

 

Ван Гог. Склоны Кордвиль в Овер. Les côteaux de Cordeville — Auvers. 1890

 

«Овер страшно красив, самое сердце сельской природы, характерной и живописной». Из письма брату. 20 мая 1890

 

Ван Гог. Улица Каллэ в Овер-сюр-Уаз. Rue Callé à Auvers sur Oise — 1890

 

Незадолго до приезда в Овер-сюр-Уаз, в январе 1890, журнал «Mercure de France» посвятил Ван Гогу большую статью, представляя его «достойным потомком Старых Голландских Мастеров». Месяц спустя художница Anna Boch покупает картину «Красные виноградники» за 400 франков («La Vigne rouge» единственная «публично» проданная при жизни картина, ныне в Пушкинском Музее). Тео выставляет картины брата в салонах. И ещё есть письма. Много много писем. «Художник, он был ещё и замечательным литератором»…

 

— Существует растиражированный книгами и кино миф, будто Ван Гог был безумным, нищим и отверженным. Последние исследования показывают ровно обратное. Он был здравомыслящ, эрудирован, признан в авангардистских кругах. И ему вполне хватало средств на достойное существование. Он был выходцем из буржуазной семьи, получал 1500 франков ренты, брат Тео присылал ему еженедельно по 50 франков — это большие деньги в ту пору.

— Почему же он отказался от более приличной и дорогой комнаты, предложенной доктором Гашэ, и выбрал чуть ли ни самую дешёвую в Овер?

— Он хотел показать брату, что с вниманием относится к деньгам…  (разговор с Dominique-Charles Janssens)

 

Винная лавка и ресторан с 1876 года, «Auberge Ravoux». Фото 1890 года. Хозяин, Артур Раву с младшей дочерью — слева. Стоя в дверях – Аделин Раву, чей портрет Ван Гог писал дважды.

 

Всего известно 38 мест, где Ван Гог жил в то или иное время. «Auberge Ravoux» — последнее и, по всей видимости, единственное, что существует ныне именно в том виде, как то было при Ван Гоге. «Ван Гог нашёл здесь семейную атмосферу домашнего очага с корнями в жизнь».

 

 

Сегодня, стараниями Института Ван Гога, и личному энтузиазму Доминик-Шарля Жанссен, «Auberge Ravoux» представляет из себя «не музей, но место паломничества», «дань памяти, душе и духу Винсента Ван Гога».

 

 

Само здание, построенное в середине XIX века, поменявшее множество владельцев, занесённое в список Исторических Памятников в 1985 году, приобретённое Институтом в 1987 г, ныне отреставрировано в точном соответствии с реалиями 1890 года. «Даже все краски той эпохи тщательно воспроизведены». На что ушло много лет исследований и анализа. И работ. Ветхие стены надо было укрепить, перекрытия лестничных клеток привести к «нормам туризма»: каждый квадратный метр должен выдерживать 500 кг. На что ушли тонны бетона. Но бетона не видно. Видно только и всё то, что мог видеть Ван Гог. «Каждая деталь заботливо изучена, дабы сохранить душу Дома Ван Гога, позволяя в то же время принимать публику в наилучших условиях».

 

 

 

«Нечего видеть… но всё прочувствовать». Сам «номер» Ван Гога абсолютно пуст. «Комната самоубийцы» никогда больше не сдавалась. Суеверия не позволили.

 

 

Как выглядело «последнее место жительства» можно увидеть в соседней комнате за номером «6». Здесь тоже жил голландский художник, Anton Hirschig.

 

 

Ещё можно посмотреть «фильм»: Овер глазами Ван Гога. Монтаж старинных фотографий и картин Ван Гога, строки из его писем… Или пройти «интерактивной» тропой по всем знаковым местам…

 

 

Ресторан «Maison de Van Gogh» («Дом Ван Гога»). Точное воспроизведение той таверны, где у Ван Гога, в глубине зала, был «свой» столик. Аутентичная барная стойка, дубовые столы, «декор и атмосфера типичные для конца XIX века».

 

 

«Острые запахи доносящиеся из буфетной, простое деревенское меню, приглушённый гул разговоров, ящики вина»…

 

 

 

«Когда в Овер стали приезжать весёлые девушки из парижского кордебалета, это окно из таверны на лестницу прорубили специально – смотреть, кто с кем в номера поднимается»…

 

 

 

Стаканы и графины — с картин художника. Льняные скатерти – те самые (почти), что трижды послужили Ван Гогу в качестве холста для картин. Посуда – оригинальное произведение дома «Villeroy & Boch», специально для «Auberge Ravoux» (Ван Гог дружил с Eugène Boch, братом Anna Boch, оба художники нео-импрессионисты; с обратной стороны тарелок – история портрета Eugène Boch и единственной «публично» проданной при жизни картины Ван Гога, «La Vigne rouge»).

 

 

 

 

Dominique-Charles Janssens рассказывает про «исторические» тарелки…

 

«Однажды, надеюсь, я найду способ устроить мою собственную выставку в каком-нибудь кафе», — писал Ван Гог брату Тео 10 июня 1890 из Овер-сюр-Уаз. «Однажды», в 1997 году, мечта художника чуть было не осуществилась. Пушкинский Музей, где хранится, кроме прочих, и та самая «единственная проданная при жизни» работа, согласился предоставить Институту Ван Гога другую из принадлежащих музею картин Ван Гога, «Пейзаж в Овере после дождя» («Paysage d’Auvers après la pluie»), дабы «устроить персональную выставку в кафе». Точнее, в самой комнате самоубийцы. Для чего уже и безопасный «сейф-витрина» выстроены были. Увы, французская бюрократия от Министерства Культуры проект сорвала (хотя правительство успело даже издать специальное постановление о «не подлежанию обращению взыскания» относительно данной экспозиции «Ван Гог у себя дома»). Однако культурные бюрократы посчитали таки негожим в каком-то там постоялом дворе/харчевне шедевры по стенкам развешивать. Но Доминик-Шарль Жанссен продолжает твёрдо верить: «un jour ou un autre» выставка у него в «кафе» таки состоится. Сей проект обозначен главной целью и главной «амбицией» Института.

 

 

 

 

…Закончу, с чего начала: так много людей зарабатывают так много денег на Ван Гоге, а вот поухаживать за могилой – некому. И денег ни у кого нет. Точнее: за самой могилой ухаживают, и паломники идут, а вот муниципальное кладбище вокруг – печальное зрелище. Особенно после дождя. Особенно зимой. Дорожки расплываются, каменные плиты из земли выходят. Институт Ван Гога планирует отреставрировать. Пожертвования собирает. «Стань меценатом»! Каждый может стать. При посещении Дома-Музея легко 2 евро оставить, помимо цены за билет. Азиаты, говорят, так большие суммы перечисляют. Интересно, российские граждане готовы посоревноваться?.. Ну а вы будете в следующий раз в Париже, не преминьте съездить в Auvers-sur-Oise, сходите на могилу, загляните в последнее пристанище… «У нас не посетители, у нас паломники»…

 

 

 

 

Осип Цадкин. 1961. Статуя Ван Гога в одноимённом парке. Овер-сюр-Уаз. Parc Van Gogh, statue Van Gogh par Ossip Zadkine à Auvers-sur-Oise

 

 

 

Церковь «Notre-Dame d’Auvers»

 

 

 

 

 

Прочие фото Овер-сюр-Уаз просто так…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2 ответы

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.