Француженка

«Необходимо улучшить положение женщин. Кухни слишком маленькие, раковины слишком низкие, и ручки кастрюль слишком плохо изолированы». Georges Wolinski

 

 

«ФРАНЦУЖЕНКА»

(написано примерно в 1994 году, для прочтения по радио, язык специфично-корявый, на слух рассчитаннный, знаки препенания — произволно-интонационные)

 

Текст ведущего:

Анекдот: Чукча женился на француженке. Через месяц развелся. «Ты что, чукча? Что ж ты с француженкой! Развелся»? — «Грязная очень». – «?» — «Моется часто».

Нереально? Жениться, да на Француженке? На той, что «была в Париже»?! Нереально? Между тем, 17 тысяч француженок, даже больше, каждый год, выходят замуж именно за «чукчей». Т.е. за иностранцев. Нереально? Или нереальнее то, что француженка моется часто? В общем и целом говоря о Француженке, о чем думает всякий мужчина, всякая женщина в первую очередь? – Нет, неправильно, думает! — 86% француженок, утверждают, что никогда мужу не изменяли.

Что мы, вообще, знаем о Француженках? И что из этого правда? И что не правда? Какая она, француженка? (кстати, 8 марта).

Волосы темные, глаза — серо-голубые, рост: 1,60, вес: 60 кг, объем бедер: 92-ва см, объем груди: 97-емь. Характер неуравновешенный, самоуверенный. Семейное положение: деградирующее. Социальное положение: неубедительное. Особые приметы… особо не соответствуют распространенным о них слухам.

 

ДИКТОР:

О! француженка! — мечта моя вечная! Символ женской прелести, почитания и любви. О! властительница дум, вдохновительница сердец! Главнокомандующая кокетливых нравов, законодательница соблазнительных мод.

 

Какая женщина не мечтала бы? какой мужчина бы не мечтал?!

 

«О! Женщина! Если бы Бог не создал тебя, он не стал бы выдумывать и цветов!» — слово поэта. Мужчины и француза, разумеется. «Общество поз­нается по его ПРЕКЛОНЕНИЮ перед женщиной». Народная мудрость: «Шерше Ля Фам!»

 

Кстати, с народной мудрости и начнем.

 

АВТОР:

«Курица не птица, баба — не человек». «Устрица — не корова, баба — не голова.»

 

В 16-ом веке, один из профессоров права пояснял: «Бог создал в жен­щине все части тела так, что бы они были нежны и приятны. Но формирование головы в женщине, Бог оставил на произвол дьявола». Наука! Народ выво­дит свою мудрость: «В жизни человека есть два счастливых дня: один — когда он берет жену, второй — когда он её хоронит».

 

ДИКТОР:

Право, не чересчур учтиво со стороны народа, прославленного своей галантностью. Позже, впрочем, сия «психология брака», будет обыграна весьма галантно. «Замужняя женщина, — писал галантный Бальзак, в своей «Психологии семейной жизни», — это раб, которого надо уметь посадить на его трон».

 

АВТОР:

Никаких иллюзий. Но летописец «человеческих трагикомедий» не был «разрушителем иллюзий». Он лишь добросовестно старался ОСОЗНАТЬ бытие, не им ОПРЕДЕЛЕННОЕ.

 

ДИКТОР:

«Женщина принадлежит мужчине, но мужчина женщине — не принадлежит»,- постановил, в 1804-ом году, первый император Франции, Наполеон Первый, возводя свои убеждения в статус «Гражданского Кодекса». То есть основного закона, по принципам которого Франция живет чуть ли не по сегодняшний день. Согласно ло­гике легендарного императора, НЕ замужняя женщина, быть гражданином, быть может, ещё способна, но вот ЗАМУЖНЯЯ женщина — суть есть — женщина ПРИ муже, и ни воля, ни свобода — ей – ни к чему. Отдаваясь мужчине, и давая ему детей, она дает ему тем самым и все права, как на самою себя, так и на детей, данных. «И наречется она именем мужа, и да будет ему верна». Одно ей право и обязанность — быть женой.

 

 

АВТОР:

В 19-ом веке во Франции супружеская измена жены, считается УГОЛОВНЫМ прес­туплением, и заслуживает заточения в тюрьму. Муж в своих похождениях — волен. Лишь бы прелюбодеяния не свершались под сенью супружеской оби­тели. Тогда, конечно, штраф.

 

Революционные «Свобода, Равенство, Братство», к женщинам не относится, никак. Напротив, революционеры чётко разделили население на «активное» и «пассивное». Женщины, дети, иностранцы и нищие отнесены к «пассивным». «Право голоса» официально отнято у француженок вплоть до 1944 года. Кодекс Наполеона, впоследствии, окончательно закрепит неравенство женщин. И импер­ские мужи реставрации порешат строго: «Свобода для женщины, может заключаться лишь в её праве на домашнее хозяйство», — поучал знаменитый литератор и идеолог, Сен-Симон. В 1848-ом году, конституция запрещает женщине присутствовать на политических собраниях.

 

Заметим, что в средние века женщины во Франции обладали достаточно большим влиянием и правами. Даже если особо рьяные богословы и выводили в своих манускриптах: «Женщины есть исчадие ада, порождение дьявола. Женщина – погибель для души». В просвещенном XIX веке отношение к женщинам, похоже, вернулось к мракобесию «темных времён».

 

ДИКТОР:

Великолепная француженка 19-го века, виделась её мужественным соо­течественникам существом жалким, пагубным, алчным, лживым, и, особенно — развратным. Что представляет для общества известную угрозу. Один из влиятельных докторов, советовал супругам быть благоразумными и осторож­ными, и «исполнять свои супружеские обязанности, без ухищрений и изыс­ков, дабы предохранить в супруге её добродетель, поскольку — поиск — есть первый шаг на пути к пороку, и женщина «посвященная» — есть — женщина потерянная». Очень серьезная Академия Моральных и Политических наук, вполне серьёзно подсчитала: «В сексуальных упражнениях, одна женщина равна, в среднем, двум с половиной мужчинам». Главное — это легкомыс­ленное существо, не в состоянии преодолеть своих животных инстинктов. «Назовем женщину прелестным животным без меха, но чья шкура, цениться столь высоко!» — призывал модный писатель Жюль Рёнар. И великий Бодлер восклицал: «Это животные, которых надо накрепко запирать, бить и хорошо кормить».

 

АВТОР:

О, времена, о, нравы! Но времена, слава Богу, идут, и в моду входит «Эмансипация». «Эмансипировать женщину? — прекрасно! — приветствует Золя, — но сперва надобно её научить обращению со свободой». Благие намерения Но Вторую Французскую Империю «времени упадка» назвать «кануном женской свободы», было, право, преждевременно.

 

Не спешила со свободами и Третья Республика. Позволив женщине учиться (не всему, конечно, но всё же), позволив ей открывать, без спроса мужа, свой личный счет в банке и даже (sic!) брать с этого счёта — без спроса мужа — деньги; позволив ей — садясь на велосипед, или беря в руки вожжи,- появляться на публике в брюках (без велосипеда или лошади – только юбка) — на счет политических свобод, Третья Республика продолжала блюсти патриархальные приличия.

 

1908-ой год — первая демонстрация женщин, требующих себе «права голоса». 1914-ый год — депутаты в этом праве женщинам — оказывают. 1919-ый год — женщинам позволено становиться Бакалаврами, и депутаты соглаша­ются даровать им политические права. Сенат решение депутатов отменяет. В 1932-ом году, сенатор Раймон Дюплантье, поясняет, почему: «Эти дамы хотят быть депутатами? Ну, нет! Пусть они остаются тем, что они и есть – блядьми». Аргумент! Другой аргумент: какой смысл допускать женщин до избирательных урн, если всё одно, они будут голосовать в точности так же, как и их мужья? Собственных-то мозгов у них всё одно нет!

 

ДИКТОР:

К избирательным урнам «эти дамы» были допущены 21-го апреля 1944-го года. Впервые (начиная с 16-го века), француженки проголосуют ровно год спустя, на муниципальных выборах 1945 года.

В 1946-ом году, Конституция Четвертой Французской республики, провозгла­сит женщину и мужчину — равными.

 

АВТОР:

Долгожданное равноправие! Победа! Виват!

 

Впрочем, после шести лет войны, фран­цуженку куда как больше заботит, где достать еду, и как «освежить» ста­рый свитер, чем все её политические права и свободы. В 1945-ом году, появляется первый «настоящий женский» журнал – «Elle» — «Она».

 

«Elle» как раз кстати. «Elle» советует: как сэкономить 5-ять метров ткани, как растянуть продовольственные карточки до конца месяца, как мыть руки, тратя поменьше мыла. Но всё же — политика присутствует тоже. «Должна ли женщина по­жертвовать своими убеждениями ради любимого человека»? «Независимость, в ущерб ли она привлекательности»? «Elle» успокаивает: «Нет, нет, конечно же, нет»!

 

О чем мечтают девушки, в послевоенной Франции? — Выйти замуж и иметь троих детей. Всё вращается вокруг брака и семьи. В моде «психологические тесты»: «Будет ли он хорошим мужем»? На вопрос: «Я влюблена, но у него есть невеста. Что делать»? — следует ответ: «Ничего»! Невеста — это серьезно. Франция, как и её невеста, весьма целомудрена. И строга.

 

«Если он с вами не разговаривает — это ваша вина».

 

Главное – не забывайте: «Мужчина любит хорошую кухню» !!!

 

 

ДИКТОР:

Тем не менее в Париже уже 20-ать тысяч разводов в год. Писатель и жур­налист, будущая Государственный секретарь по Женским Вопросам, Франсуаз Жиру, утверждает: «Сегодня жениться хотят — мужчины. И колеблются – девушки». Быть холостяком — роскошь. Жена — это прежде всего — хозяйка.

 

Но женщина начинает работать. В 1946-ом году им советуют: «Работайте. Первая неделя будет трудной, но — работайте! Это не только деньги — это дорога в жизнь»!

 

АВТОР:

1947-ой год — первая женщина — министр, (второй, правда, придётся ждать до 1974-го года). 32-ве женщины-депутата. Важный опрос: что надеть, идя исполнять свой гражданский долг — брюки или юбку?

 

Едва расставшись с продовольственными карточками, француженки уже «садятся на диету». В моде слово «практично» и стиль: «New Look». Электрический миксер, холодильник, ПЛАСТМАССЫ, нейлоновые чулки. Ба­калейщик «на углу», вытесняется «самообслуживанием». 40% женщин не прочь покупать «готовое платье», вместо того, чтоб ходить к портному. За­ветная мечта француженки? – «Давать радость любимым людям» (опросы общественного мнения в моде). «И счастья в личной жизни». Смуту сеет вольнодумная Симон Дё Бовуар: «Женщиной не рождаются, женщиной – становятся», — утверждает её «эпохаль­ный» труд 1949-го года – «Второй пол».

 

ДИКТОР:

Пятидесятые годы «открывают» курортный сезон. Saint-Tropez — это шик. Произносить следует – «Сан-Троп». Француженки выказывают пристрастие к «водным процедурам». Пока — не к чистоте. 37% из них производят «полный туалет» — не чаще раза в неделю. 29% — трусы меняют — в том же ритме – один раз в неделю!

 

Три четверти квартир ни ванны, ни душа не имеют. Зато появляются телеви­зоры. 225-ять тысяч телевизоров во Франции: «Разрушает это семью или объединяет»? «Не мешает ли воспитанию детей»?

 

Бэби-Бум пошел на спад, но — три ребенка — всё ещё норма. Что более всего волнует француженку в середине 20-го столетия? — Как сохранить мужа. «Осторожно, — констатирует только что вдохновлявшая к работе, Франсуаз Жиру, — Рабочий «вирус» женщины угрожает семье». Но семья чувствует себя ещё в полном порядке. Реклама 50-ых: «Первый луч солнца, первое удовольствие»! На картинке: она ему готовит его вкусный кофе «Nescafé». Она — в кружевах ночной рубашки, стоя. Он — в галстуке и белой рубашке, сидит, газету перед службой читает.

 

АВТОР:

1952-ой год. Бриджит Бардо появляется на экране голая. Или — почти. Франция ошеломлена и зачарована. Затаив дыхание. Бриджит Бардо — ББ — абсолютный сексуальный символ. Но обнаженный силуэт на рекламе корсета «Chantelle» обнажённым оставался не более двух недель. 56-ой год. Француженка всё ещё наглухо затянута, и застегнута на все пуговицы. «Сексуальный вопрос» только начинает ставиться. О «женской революции» говорят пока шепотом. 44% француженок ещё верят в «великую любовь», и только 27% ЕЩЁ не нашедших мужа, полагают свою жизнь – «удовлетворительной» (то есть без мужа 70% — «не удовлетворены). «Супружеская измена жены, простительна ли»? Две француженки из пяти кате­горичны — никогда! «И мужа»? – Мужа простить готова только одна из четырех.

 

К двадцати двум годам француженка выходит замуж, и рожает всё ещё троих детей.

 

ДИКТОР:

Между тем, идея «желанного ребенка» уже рождена и активно пропо­ведуется двадцати-двумя основательницами ассоциации «Счастливое материн­ство». 1956-ой год. 7 миллионов женщин — на работе, против шести миллио­нов — у «домашнего очага». «Эмансипация — это вопрос №1 нашего времени»! И вздох: «быть женщиной стало слишком трудно».

 

Противозачаточная таблетка появится в аптеках только в 1967-ом году. С таблеткой появится и «феминизм». На смену кулинарным книгам приходит «Энциклопедия сексуальной жизни». За пять лет, с середины 60-ых, до на­чала 70-ых, количество детей на одну женщину, упадет с трёх, до — двух с половиной. Женская пресса открывает охоту: «Настоящие мужчины, они ещё существуют»? — Ещё существуют, но уже напуганы. 80% французов не согласились бы работать под началом женщины. И ни дай Бог, она будет зарабатывать больше, чем он. Она, между тем, становится чистоплотней. 9-ять француженок из 10-ти совершают «интимный туалет» каждый день.

 

АВТОР:

Франция ещё не скучает, но комфорт и изобилие воспринимаются как должное.

Из-за океана валят хиппи, LCD, рок, конфликт поколений, кумиры и поклонницы, свобода нравов, свобода секса, свобода, свобода, свобода…

Во Франции их встречает бушующий май 68-го. Мама-наседка, гуд-бай, твое время прошло. Детки вырвались из-под крыла, ушли в чисто поле, и там «освобождаются по полной».

37-емь тысяч разводов в год. Голые сиськи на пляже, коммуны, секс-шопы, брюки на работе, видеомагнитофоны, тесты на беременность. Но аборты — уголовно-наказуемы.

1970-ый год. «Движение за независимость женщин» выходит на улицу и очень шумит. «Каждый второй человек – женщина»! Мужчина скептичен: «Чего они добиваются? Хотят доказать, что они нам равны? Идиотки, они в сто раз лучше нас»!

 

ДИКТОР:

28% женщин работают. Впервые Франция переваливает за миллионный рубеж безработицы.

 

1970-ый год: «Материнская ответственность» заменена в законе на «ответственность родителей». 1971-ый год: первая женщина-академик. 1972-ой: первая женщина-полицейский. Первая женщина-посол. Закон о равенстве заработной платы. Исторический судебный процесс «об аборте», разрешенный в пользу семнадцатилетней «преступницы». 1975-ый год: легализация аборта, и его саботирование практикующими врачами. 1979-ыйгод: ОКОНЧАТАЛЬНОЕ утверждение закона об абортах. 1983-ий год: расходы на аборт, покрываются государственной медицинской страховкой.

 

 

АВТОР:

«И если инстинкт материнства не существует вовсе»? — начинают бить в набат женские журналы. Эмбрионы в пробирках, матери «на прокат», три ребенка — уже — ОЧЕНЬ многодетная семья. Новый лексикон – «ММНО» — «Молодая Милая Но Одинокая». 16% француженок живут в одиночес­тве. 4% — с ребенком, но без мужа. 34 % — работают. Женский идеал – «superwoman». В моде — узкие юбки, мужские пиджаки и деловые кожаные портфели. Замороженные готовые блюда, детское питание из банки, студентка – «беби-ситтер» в помощь. Три-четверти мужей, тем не менее, дома продолжают ни черта не делать, и две-трети разводов происходят по инициативе жен.

 

«Женщины столь же неверны, как и мужчины», — констатирует очередной заголовок в прессе: «Любовник, — цемент семьи»? — вопроси­тельный знак. Восьмидесятые годы отвечают «возвратом морали». Мораль, конечно, та ещё. «Главное – Я»! Кризис. Два миллиона безработных в 1981-ом году. Культ личного успеха столь же заразителен для женщины, как и для мужчины. «Безумное десятилетие». Именно. Социолог Мерилин Дэльбург-Дэльфи, увещевает: «Снобизм нам стоит слишком дорого». Француженка обнаруживает вкус к «натуральному» (кашемир, шелк, кожа стра­уса), и любовь к люксу — неизменное трио: «Cartier – Hermès – Chanel». Француженка афиширует свою чековую книжку, и… свои дыры в ней.

 

Главное — форма. Содержание — тотальный «Light». «Новая Кухня» предла­гает изысканную тарелку, не еду. Тело, из «орудия» перековывается в «витрину». Привлекающую к себе самое пристальное внимание, в первую оче­редь — самой хозяйки. «Индустрия красоты» вступает в свой «золотой век» и француженка, наконец, переступает порог своей ванной комнаты. Всерьез. Реклама расхваливает санитарные изыски и кафельное убранство, 79% француженок утверждают, что «выполняют полный туалет», каждый день. 82%, что каждый день надевают чистые трусы. В 85-ом году, появляется «гель-душ». Мылу француженка предпочитает — жидкое и пенящееся. Это более соответствует её представлению об «уходе» и «красоте».

 

ДИКТОР:

Психоз «Ноль % жирности ПЛЮС 12-ать витаминов» к началу 90-ых годов спадет, но культ «облегченности» обернётся тяжкими последствиями. Разрекламированное неуемной женской прессой «безумных 80-ых» идеальное здоровое, загорелое, активное тело, окажется навязанным эталоном «прокрустова ложа». Тело — уже и не витрина, это — визитная карточка, пропуск — в социальную жизнь.

 

1993-ий год: безработных во Франции — три миллиона. По женщине безработица бьёт вдвое сильней, чем по мужчине. Конкурентная борьба дости­гает поистине военной напряженности. Толстым, старым, больным и некраси­вым — шансов на победу — нет. Новый культ — культ совершенного совершен­ства. Манекенщицы становятся национальными героинями. Лозунг: «быть, что бы казаться», перелицован в – «казаться, что бы быть».

 

Никогда ещё француженка не тратила столько денег на заботу о собст­венном теле. А денег как раз и нет. Француженка становиться экономной.

 

Она бегает по распродажам, приучается к «бюджетным» магазинам, учится торговаться, возвращается к «традиционной кухне», которая, оказывается, в конечном итоге, «и не такая уж жирная». Во всех отношениях. Француженка отныне выгадывает буквально на всем, что бы… купить себе безумно дорогой «чудо-крем» вечной юности, и новую медицинскую страховку. Её расходы «на здоровье» за последние 20-ать лет — утроились. Расходы на «продукты красоты» — увеличились в СЕМЬ раз. 40 лет назад только одна француженка из 10-ти, пользовалась регулярно духами. Сегодня — семеро из 10-ти.

 

…И три француженки из пяти, регулярно принимают транкви­лизаторы. Мировой рекорд!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

АВТОР:

И любовь при всем этом? — Плохо. Медики утверждают, что сексуальный инстинкт у француженок – «катастрофически атрофируется». Стресс, нехватка времени, злоупотребление диетами, слишком длительное предохранение от беременности. И в плане сентиментальном? — Тоже, не очень. В школе ещё продолжают мечтать о «любви навеки» (72% тех, кто моложе 25-ти лет) Но уже и в школе девочки знают, что готовы пожертвовать и любовью, и семьей, ради — работы (две трети тех, кому от 18-ти до 25-ти). Главная забота француженки сегодня — карьера. Дети стоят далеко, далеко позади. И много, много позже. Родить первого ребенка француженка решается в 28-емь с половиной лет (на год позже, чем ещё семь лет назад). Выйти замуж — ближе к 27-ми годам. Двумя десятилетиями раньше, под венцом ей было на три с половиной года меньше, и детей у неё было — в полтора раза больше. Правда, количество «нежеланных» или «преждевременных» детей с тех пор сократилось втрое. А желаемых? До необходимого стране уровня – 2,1 (в 1994 на одну женщину во Франции приходится 2,7 ребёнка).

 

Зато более чем каждое пятое директорское кресло, во Франции, заня­то теперь — женщиной. И число «высокопоставленных» работниц, за пос­ледние 10-ять лет, увеличилось на 75%. Самая блестящая карьера, по крайней мере в Европе. Единственно — с политикой не вышло. Через пол века после дарования им права «избирать и быть избранной», «эти дамы», добралась всего-навсего до 5% кресел в парламенте. В Европе, только Греция, оказывается ещё более «патриархальной» в политике. В нынешнем кабинете министров, женщин – три. Минимальный минимум. «А действительно ли они хотят власти»? — вопрошал только что один из «центральных» журналов. Судя по тому, что каждый третий активный член политических партий — женщина – да, хотят. Хотя сами француженки отнюдь не желают видеть на высоком государственном посту — себе-подобную. Незавидный пример единственной женщины, побывавшей (впрочем, рекордно короткий срок) в кресле премьер-министра, Эдит Крессон, представляется полным тому подтверждением.

 

Хотя, сама Эдит Крессон, об избирательницах гораздо лучшего мнения. По её убеждению — во всем виновато – «женоненавистничество традиционного политического класса Франции», т.е. — мужчин.

 

 

ДИКТОР:

Свобода, равенство, братство — всё это конечно, так, но «менталитет», как известно, субстанция консервативная. Особенно – «выгодный» менталитет. «Угроза женщине»! — восклицал год назад, журнал «Nouvel Observateur». При полном равенстве, зарплата женщин остается на 30% меньше, чем у мужчин при всех прочих равных. Свободного времени у неё — в два раза меньше; дискриминации — в два раза больше, и дома она — всё ещё прислуга и раба. И в сознании масс-медиа не более чем  -«сексуальная приманка». Не говоря о насилии. Два миллиона «побитых» француженок в год. 60% — биты — мужем. И ещё — каждый третий француз убежден, что безработица – из-за работающей женщины. Двое мужчин из трех сожалеют, что за последние 10 лет они потеряли власть в обществе.

 

С другой стороны — три развода из четырех происходят по инициативе женщины. Каждая седьмая француженка уверяет, что мужчина ей — вообще не нужен. Каждая десятая полагает, что нужен — только родить ребенка.

 

12-ать с половиной % семей — «гражданские». 30 % детей рождаются вне брака. Каждая шестая француженка (даже чаще) — живет одна.

 

АВТОР:

Одинокую эмансипированную француженку постоянно пытаются соблазнить «вечными ценностями». Ей сулят «родительские зарплаты» и «материнские пособия». Её уговаривают снять с себя футболку «unisex» и вернуться к галантерейным прелестям «добрых старых времён». Ей воспевают все преимущества «женственности». Реклама становится чувственной до беременности. Буквально. Актуальная модель — обнаженная, накануне родов. Фотомодель, призванная стать моделью об­щества. Француженка ухмыляется – «К кастрюлям? — Ни за что»!

 

Феминизм? — Слово вызывает удивление. При чем тут феминизм?

 

Так, жизнь. 5-ять часов на работе. Четыре с половиной часа — работы домашней. Полчаса — на телефоне. Час — перед телевизором. 20-ать минут почитать. 10-ять минут — гости. Спорт — 6-есть минут. Всего — три часа свободного времени в день. Всего-навсего. И так — почти 82-ва года.

 

Живет француженка — дольше всех в мире (вместе с японками). Счастливо? Для восьми из десяти — вполне.

 

Конец.

 

 

«Необходимо улучшить положение женщин. Кухни слишком маленькие, раковины слишком низкие, и ручки кастрюль слишком плохо изолированы.»

Жорж Волински

 

Дополнение 2011 года (если правильно помню)

Несколько цифр сегодня:

80% «домашних дел» выполняют женщины. С 1966 по 1986 время, потраченное мужчинами на «домашние дела», выросло на несколько минут. И на том прогресс остановился.

В семьях где 2 и более детей, 90% всех «домашних дел» выполняют женщины.

 

_______________

В 1997 во Франции 5,5% женщин в парламенте, 8% — в правительстве. Только в Греции женщин в правительстве было меньше. Президент Жоспен ввёл «временную квоту» — не менее 30% женщин в списках кандидатов. Итог в новом парламенте 1997-го года: 10,2% — женщины, 8 министров – женщин.

Сегодня во Франции среди сенаторов – 22% женщины, среди депутатов парламента – 27%.

При том, что женщины представляют 57% «голосовальщиков».

51,7% государственных служащих – женщины. Среди «руководящих постов» женщин – 20,3%. Среди префектов – 10%. Среди послов – 11%. (данные 2011 года).

Женщины во Франции зарабатывают на 13% меньше, чем соотечественники мужского пола (в 2000 разница была 9,5%, регресс). При наличии детей, разница в зарплатах между мужчинами и женщинами достигает 22% (данные 2012).

60% женщин работают. 68% мужчин (средняя цифра по миру: 56,7% работающих женщин, 73% мужчин). (данные 2012)

Среди выпускников высших учебных заведений – 58% — девушки (данные 2011 года).

_—-

Средний возраст «рожениц» — 30 лет. 17% — от 35 до 39 лет. 5% — старше 40 лет. 46% — менее 30 лет.

Средний возраст рождения первого ребёнка – 28 лет. 56,6% детей рождается вне брака.

В брак француженки вступают в среднем в 29,8 лет (31,7 – для мужчин).

(данные 2010 года).

______________

Согласно опросам 2010 и 2011 года, французженки – самые чистоплотные женщины в Европе (ну или врут больше других).

В среднем француженка тратит 46 минут в день на «гигиену» (при том, 20% французов принимают душ не чаще, чем раз в два дня, 3,5% — раз в неделю, 11,5% моются несколько раз в день, мужчины/женщины вместе).

71,7% француженок принимают душ или ванну каждый день (63,3% мужчин).

 

 

 

Цитаты:

«Женщина есть наша собственность, мы её собственностью не являемся; поскольку она нам даёт детей, мужчина ей не даёт. Значит, она является собственностью мужчины, как плодовое дерево принадлежит садовнику».

Наполеон I

«La femme est notre propriété, nous ne sommes pas la sienne ; car elle nous donne des enfants, et l’homme ne lui en donne pas. Elle est donc sa propriété comme l’arbre à fruits est celle du jardinier».

«Есть вещь, которая не является французской, это чтоб женщина делала то, что ей нравится».

« Il y a chose qui n’est pas française, c’est qu’une femme puisse faire ce qui lui plaît ».

Наполеон I

«В качестве индивидуума, женщина есть существо тщедушное и дефектное».

«En tant qu’individu, la femme est un être chétif et défectueux».

Saint Thomas d’Aquin

«Никогда не надо бить женщину, даже с удовольствием».

«Il ne faut jamais battre une femme, même avec plaisir».

Charles Morellet

«Женщина – как отбивные, чем больше их бьёшь, тем нежнее они становятся».

«Les femmes sont comme les côtelettes, plus on les bas, plus elles sont tendres».

Frédéric II

 

Табличка из Maison forte de Reignac. Написано:

 

Мужской и клерикальный взгляд на женщину в Средние Века.

Образованные люди, принадлежащие как к духовному, так и к гражданскому сословию, представляли женщину как низшее существо, которого следует остерегаться, поскольку, происходя от Евы, женщина провоцирует грех )см. «Генезис» Ветхого Завета).

Великие средневековые философы, такие как Святой Августин или Святой Фома Аквинский, писали, что в природе вещей женщина находится на служении мужчине. Она есть результат порока (дефекта), её красивое тело не содержит ничего иного, кроме разложения (гнилостного брожения), доказательство: волнения её крови. Мужчина, более одарённый интеллектуально, естественным образом должен доминировать и защищать её.

К концу Средних Веков появляется настоящая дьяволизация женщины.

В 1350 году, по просьбе Папы Иоанна XXII, францисканец Alvaro Pelayo, написал работу на тему 200 пороков и злодеяний женщины. Помимо мужских пороков, которые она разделяет, женщина подвержена и своими собственными; например:

Она является:
— последовательницей Сатаны
— болтливая
— сваривая, вздорная, задиристая
— ревнивая
— неуравновешенная в сексуальном плане
— монстр идолопоклонства
— сексуальная прорва
— несовершенный объект (хрень с изъянами)
— гнусное отвратительное существо
— подстрекательство к ругани
— волнение для мужчины и источник раздоров
— подстрекательница всех преступлений и т.д.

0 ответы

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.